По мнению Л.Г. Прайсмана, А.А. Лопухин мстил не столько министерству внутренних дел, сколько Е.Ф. Азефу. Двойная игра агента Департамента полиции стоила тому директорского кресла. А.А. Лопухину не могли простить того, что он не мог воспрепятствовать убийству революционерами великого князя Сергея Александровича. С точки зрения Л.Г. Прайсмана, к бывшему директору Департамента полиции пришло запоздалое прозрение.

В правомонархическом спектре русской эмиграции утвердился взгляд, согласно которому революционные террористические организации в России кооптировались главным образом из евреев. Такой взгляд популяризировал, в частности, харбинский историк В.Ф. Иванов.

В рассуждениях А.И. Спиридовича также прослеживаются черносотенные мотивы. Согласно мнению жандармского генерала, в террористические организации шли, прежде всего, представители еврейской молодежи.

Тема анархистского терроризма в историографии русского зарубежья оказалась столь же мало разрабатываемой, как и в советской. Причина, по-видимому, заключалась в отсутствии соответствующих партийных структур, которые бы поддерживали подобного рода исследования. В анархистах, применительно к российскому политическому контексту, не видели серьезной силы. Редким исключением в историографической канве стали работы по истории анархистских организаций в России А. Горелика.

В советской историографии к психологическому объяснению терроризма относились настороженно, как к отступлению от классового подхода. Исследователи русского зарубежья были, естественно, свободны от такого рода идеологической установки. Многие из них обращали внимание, что в террористы шли люди определенного психологического типа, вне зависимости от их социального происхождения. Еще Н.А. Бердяев оценивал их как людей специфического душевного склада. «Я, – признавался философ, – не мог примкнуть к социалистам-народникам или социалистам-революционерам, как они стали наименоваться. Мне был чужд психологический тип старых русских революционеров».

Многие из либералов, оказавшись в эмиграции, пересмотрели свой прежний тезис о том, что наиболее действенным способом предотвращения терактов является проведение демократических реформ. А. Тыркова-Вильямс признавала, что своего апогея революционный терроризм достиг после опубликования Манифеста 17 октября, т.е. когда, по либеральной логике, от террористической тактики следовало бы вообще отказаться. Террористы – люди совершенно другого психологического типа, чем либералы. Реформы воспринимаются ими как уступки и, значит, проявление слабости.

В 1957 г. один из бывших эсеровских теоретиков М.В. Вишняк выступил в «Новом русском слове» со статьей с симптоматичным названием «Трагедия террора». Автор пытался переложить ответственность за террор с партии социалистов-революционеров на все оппозиционное к самодержавию движение, включая либералов. Никогда, отмечал он, не ощущалось нехватки лиц, желавших участвовать в террористической деятельности. Запал выступления М.В. Вишняка был направлен против представителей либеральных кругов интеллигенции, аплодировавших в свое время убийству эсерами царских министров, а через сорок лет после революции выступающих с порицанием практики революционного терроризма. «Ивана Каляева, – возмущался М.В. Вишняк, – А. Тыркова за террор осуждает, а вот единомышленником своим кн. Д.И. Шаховским всячески – и по заслугам – восторгается. А какая, собственно, разница между Шаховским и Каляевым?… Только та, что Шаховской, по словам Тырковой, то и делал, что кричал «Плеве надо убить», а Каляев, придя к тому же выводу, вступил в БО и принял практическое участие в подготовке убийства Плеве».

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Церковный раскол
В XVII в. русская православная церковь пережила раскол, вызванный реформами обрядов и исправлением богослужебных книг. Раскол стал массовым религиозно - общественным движением, породившим свою собственную идеологию, культуру и историческую традицию. Одновременно с расколом произошел острый конфликт светской и духовной власти, закончивши ...

Общий ход Смуты, и основные события в этот период
Практически все иностранцы, писавшие о Смуте в Московии, связывают её начало с появлением у её границ Лжедмитрия I, а это значит, что описание Смуты надо начинать именно с этого судьбоносного момента. На границах Московского государства Лжедмитрий I появился в сентябре 1604 года. С ним была армия, составлявшая, по разным оценкам, из 6 ...

Чины
До XVIII в. чины не имели широкого распространения и еще не вполне отделились от обозначения должностного положения или знатного родового происхождения лица, находившегося при дворе или на службе у великого князя или царя. В условиях местничества каждый чин (должность) занимал определенное место в ряду других, но четкой системы пожалова ...