Первое издание фундаментальной книги Б.И. Николаевского «История одного предателя» состоялась в 1932 г. в Берлине. По оценке О.В. Будницкого, эта книга остается на настоящее время лучшим и наиболее адекватно трактующим личность и революционно-полицейскую карьеру Азефа исследованием.

К изучению феномена «азефовщины» Б.И. Николаевский приступил оставаясь на позициях социал-демократа. С одной стороны, он стремился осудить корпоративность эсеровских террористов, дистанцировавшихся от массовой работы, с другой – не бросить при том тень на революционное подполье в целом. Так, срыв азефовской операции цареубийства на пароходе «Рюрик» в октябре 1908 г. объяснялся запретом его осуществления матросским революционным комитетом, готовившим в то время всеобщее вооруженное восстание на Балтийском флоте. В действительности теракт не был осуществлен не из-за какого бы то ни было запрета, а потому что, выражаясь словами МА. Натансона, «сдрейфил» исполнитель.

Признавая значительную источниковую фундированность исследований Б.И. Николаевского, особенно впечатляющую на фоне публикации других очерковых работ, посвященных революционному терроризму, еледует отметить довольно упрощенный концептуальный подход, предложенный автором. Интерпретация мотивов провокаторской деятельности Е.Ф. Азефа была редуцирована до банального стяжательства. Деньги, выплачиваемые агенту охранкой, и деньги партийной кассы составляли координаты азефовской мотивации. Осуществление терактов зависело от соотношения дивидендов, приносимых Е.Ф. Азефу, соответственно на службе революции и охранного отделения. Об источниках азефовских революционных доходов Б.И. Николаевский писал следующее: «В безотчетном распоряжении главы БО находилась касса последней, а через эту кассу проходили многие тысячи, и из этой кассы становилось возможным извлекать доходы более значительные, чем те 500 рублей в месяц, которые платила касса Департамента». Историк одним из первых в отечественной историографии указал на высокую доходность занятия террористической деятельностью. Следует думать, что доходы от терроризма в течение XX века имели тенденцию к росту, а соответственно дивиденды современной генерации боевиков несоизмерно выше, чем у азефского поколения.

Книга Л.П. Николаевского «Конец Азефа» была посвящена обстоятельствам жизни провокатора после его разоблачения, а потому непосредственного отношения к теме революционного терроризма не имела.

Несмотря на собрание Б.И. Николаевским богатой документальной коллекции, в «Истории одного предателя» отсутствуют ссылки на источники, что придает исследованию беллетристическую форму. Впрочем, такой недостаток был характерен для большинства эмигрантских изданий, посвященных проблемам революционного терроризма.

При написании своей книги об Е.Ф. Азефе Б.И. Николаевский вел активную переписку с В.М. Черновым. Эсеровский теоретик упрекал своего респондента, равно как и других исследователей революционного терроризма, за преувеличение в нем роли центральной Боевой организации. Помимо азефовской БО, существовало множество иных террористических групп. « «Героических одиночек» и «героических ударных групп», – свидетельствовал В.М. Чернов, – становилось все больше и больше. Мы в то время говорили: скоро не останется ни одного местного комитета и очень мало таких местных, еще не доросших до звания комитета групп, которые не будут иметь своей боевой дружины. Мы говорили о прежнем периоде как об эпохе одиноких отшельников террора, и о новом – как о периоде «обмирщения» террора в рамках партии. Террор индивидуальный перерастал в групповой и обещал перерасти в массовый, граничащий с прямым восстанием».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Становление феодальных отношений в Византии (вторая половина IX–XI вв.)
Начало массового разорения византийского свободного крестьянства приходится на вторую половину IX в., что было связано с ростом податного гнета и повинностей. Государство уже не ограничивалось только учетом площади обрабатываемой подворной земли. Оно все более тщательно учитывало качество и количество тяглового и домашнего скота, исполь ...

Раннее царство
История Раннего царства известна довольно мало. Египетское государство этого периода еще напоминает древний достаточно примитивный племенной союз. Общины фактически владели землей на основе общинного землевладения, однако государственная власть считала себя верховным собственником всей земли и взимала в свою пользу часть доходов свободн ...

Предпосылки Земской реформы. Состояние местного хозяйства и управления в 40—60-е годы XIX века
Устройство земского самоуправления вызывалось и определялось потребностями капиталистического развития страны, развития земледелия, промышленности, торговли, путей сооб­щения, ростом народонаселения. Экономическое развитие уве­личило старые потребности, выдвинуло новые. Оно усложни­ло и умножило административные деда. Бюрократическая, ч ...