Прерванную войной и послевоенными катаклизмами «эпохи дипи» дискуссию о теракте 1 сентября возобновил Г.Я. Аронсон. Свои взгляды на обстоятельства убийства П.А. Столыпина он первоначально изложил в газете «Новое русское слово», а затем – опубликовав книгу исторических этюдов «Россия накануне революции». Согласно версии Г.Я. Аронсона, мотивом убийства премьер-министра стало для Д.Г. Богрова тяжелое раскаяние за его сотрудничество с охранкой. Являясь агентом охранных отделений, он, как утверждал автор, предоставлял полиции сведения на соратников по партии – максималистов и анархистов, но затем решил искупить свое позорное прошлое.

Однако Г.Я. Аронсона фактически сразу же поправила газета «Наша страна». Впрочем, поправка относилась не к общей аронсоновской концепции, а к определению партийной принадлежности Д.Г. Богрова. Автор публикации Лунин утверждал, что на момент совершения теракта тот не состоял и ни в максималистской, и ни в анархистской организации, а являлся членом партии социалистов-революционеров. Г.Я. Аронсону как бывшему эсеру приписывалось намерение снять со своей партии ответственность за убийство великого государственного человека.

Партийная принадлежность Д.Г. Богрова до сих пор является дискуссионным вопросом. Маловероятно, чтобы он состоял в ПСР, иначе бы эсеры, крайне негативно относящиеся к П.А. Столыпину и сами готовившие на него покушение, по-видимому, как и в других подобных случаях, взяли бы на себя ответственность за теракт.

А вот А.И. Солженицын выводил мотивы покушения Д.Г. Богрова на жизнь П.А. Столыпина даже не из чувства национальной мести, а объяснял их рациональным стремлением защитить интересы евреев от угрожавшей им перспективы построения «Великой России». Логику рассуждений Д.Г. Богрова писатель моделировал следующим образом: «Столыпин ничего не сделал прямо против евреев и даже провел некоторые помягчения, но все это – не от сердца. Врага евреев надо уметь рассмотреть глубже, чем на поверхности. Он слишком назойливо, открыто, вызывающе выставляет русские национальные интересы, русское представительство в Думе, русское государство. Он строит не всеобще-свободную страну, но – национальную монархию. Так еврейское будущее в России зависит не от дружественной воли, столыпинское развитие не обещает расцвета евреям». Если отстраниться от антисемитского вектора рассуждений А.И. Солженицына, следует признать версию о национальной мотивации теракта заслуживающей внимания. Контекстом убийства П.А. Столыпина являлось проводимое в Киеве «дело Бейлиса», на которое Д.Г. Богров как еврей не мог не реагировать.

Впрочем, после ознакомления с документальными и мемуарными источниками, Александр Исаевич стал склоняться к версии «заговора охранки». Наибольшую ответственность за убийство премьера он возлагал на начальника Киевского охранного отделения Н.Н. Кулябко. Теракт, по его мнению, предопределила семиосфера антипатии, сложившаяся вокруг П.А. Столыпина вследствие негативного отношения к нему царя и царицы.

В эмигрантской литературе предпринимались попытки выявить глубинные культурологические истоки революционного терроризма. М.С. Агурский высказал предположение, что радикальные направления русского революционного движения связаны с маргинальными религиозными течениями – хасидизмом, нетовщиной и т.п. Проблема терроризма, таким образом, разрешалась им на уровне религиозных разногласий. Очевидно, что парадигма конфессионального терроризма экстраполировалась им на принципиально иную в ментальном отношении революционную семиосферу. Хотя, действительно, среди профессиональных террористов было довольно много людей истово верующих.

Канонизированные в соответствии с революционной традицией образы героев-террористов подвергались в эмигрантской печати десакрализации. Так, заключение немецких психиатров о тяжелой форме психиатрического недуга у Камо, включая невосприимчивость его к боли, расценивалось как точный диагноз. В то же время в советской историографии утверждалось, что революционер, обладавший железной силой воли, смог ввести врачей в заблуждение. В диссонансе с последней из интерпретаций находятся факты покушения Камо на самоубийство во время осуществления медицинского обследования.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11

Военные действия
Военные действия начали турецкие вооруженные силы в октябре 1853 г. Турецкие войска перешли в наступление на Дунае. Против 82-тысячной армии генерала М.Д. Горчакова Турция направила почти 150-тысячную армию Омер-паши. Однако первые атаки турецких войск были отбиты. В ходе боев русская артиллерия уничтожила турецкую Дунайскую флотилию. ...

Захват власти большевиками. II Всероссийский съезд Советов. Первые декреты Советской власти
Осенью 1917 г. кризис в обществе продолжил углубляться. На Украине, в Белоруссии, центральных губерниях России крестьяне захватывали землю, грабили и сжигали помещичьи усадьбы, убивали их владельцев. Росло недовольство рабочих: продолжала падать реальная заработная плата, не хватало продуктов и предметов первой необходимости, из-за мас ...

Танковая школа в Казани. Объект «Кама»
Наряду с другими ограничениями Версальский договор запрещал Германии иметь бронетанковые войска, разрабатывать и производить бронетанковое вооружение. Однако ее военное руководство прекрасно понимало, что в будущих войнах решающую роль сыграют именно бронетанковые войска. Отставание в этой области от армий ведущих мировых держав заведом ...