Под непосредственным влиянием этих событий заметно активизи­ровалась идеологическая борьба, объектом которой стали не только религиозные вопросы. Из-под пера Иова Борецкого выходит трактат «Протестация и благочестивая юстификация», появляется полемиче­ское сочинение «Полинодия» Захарии Копыстенского, «Книга о вере» и другие. Авторы этих трудов стремились воссоздать исторически прав­дивые картины жизни украинского народа в контексте его связей с рус­ским и белорусским народами. Это были новаторские труды, на страни­цах которых в отличие от первых полемических произведений в пол­ный голос звучит идея прародины трех восточнославянских народов, неразрывности их исторических судеб, близости языка, единства веро­исповедания. Иов Борецкий с гордостью заявил в своей «Протестации»: «с Москвой у нас одна вера и богослужение, одно происхождение, язык и обычай». Воздавая дань казачеству, авторы полемических сочинений называли их «наследниками старой Руси», которые «твердостью своей превосходят тех римских Сципионов и карфагенских Ганибалов» и т. д. и т. п.

Возобновление деятельности высшей иерархии православной церк­ви на Украине получило широкий резонанс. В 1620 — 1621 гг. резко обос­трились отношения между противоборствующими сторонами. Королев­ское правительство, католическое и униатское духовенство заняли крайне отрицательную позицию по отношению к этой политической акции. Из уст официальных лиц извергались проклятия и угрозы в адрес православных, неоднократно поднимался вопрос о судебном преследо­вании новоиспеченных иерархов, которые, по существу, были поставле­ны вне закона.

Однако вскоре религиозные противоречия и распри естественным ходом событий были отодвинуты на второй план. После сокрушитель­ного поражения от турок на Цецорских полях в Молдавии (1620) Речь Посполитая оказалась на грани потери своей государственной независимости. Коронное войско было разгромлено, многие знатные шляхти­чи, в том числе гетман С. Жолкевский, убиты, другие попали в плен. В создавшихся условиях Варшавское правительство приняло решение об организации нового войска. Путем определенных уступок сейм решил привлечь на свою сторону украинских казаков, небезоснователь­но рассматривая их как наиболее боеспособную и организованную военную силу. Перед угрозой вторжения в пределы Украины турецкой армии казачество, отложив решение своих внутренних проблем (острые противоречия между новым гетманом Яцком Бородавкой и Петром Сагайдачным), высказалось за поддержку поляков в будущей войне с турецкими завоевателями. Всеобщая рада, созванная в июне 1621 г. в урочище Сухая Дубрава, приняла предложения сейма о совместном походе польских и казацких войск. Следует отметить, что уже не будучи гетманом П. Сагайдачный продолжал играть видную политическую роль. Он возглавлял посольство, направленное радой в Варшаву, где во время аудиенции у Сигизмунда III требовал религиозных уступок, в ча­стности узаконения православной иерархии.

«Казацкие требования не были радикальными. Однако, учитывая тот общественный резонанс, который получили события 1621 г., они звуча­ли актуально и, очевидно, отражали мнение широких слоев казачества, собравшихся на раду в Сухой Дубраве»[19].

Петра Сагайдачного нельзя обвинить в малодушии или нежелании участвовать в военных действиях казаков против турецкой армии. Пря­мо из Варшавы, после прощания с польским королем, он направился в расположение своих войск вблизи Хотина. А ситуация здесь сложи­лась очень напряженная. Ведь объединенным силам польских и казац­ких войск (около 80 тыс. человек) противостояла 162-тысячная турецкая армия (согласно другим данным, 250-тысячная).

«В армии султана Османа II находилось около 300 пушек, большое количество другого вооружения, боеприпасов и провианта. «Наступил день,— писал очевидец этих событий,— памятный полякам на вечные времена, когда появились несметные полчища султана Османа и хана Джанибек-Гирея, собранные из многочисленных областей и народов; день, в который появились на нашей земле победоносные знамена Отто­манской империи, владеющей тремя частями света. По мановению могу­чего властелина явились на Днестре нежданные гости от берегов Евфра­та, Нила и соседнего Дуная; Азия и Африка, словно поколебленные в своих основах, готовились ринуться на Подолию. Бесчисленные и раз­ноплеменные войска шли к сарматским границам, где иное небо, иной климат, иной характер природы, где все, одним словом, поражало взоры пришельцев»[20].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Восстание Ихэтуаней.
На рубеже XIX—XX вв. цинская династия столкнулась и с дру­гой формой оппозиции, представленной массовым народным дви­жением, что наиболее ярко проявилось в ходе восстания под ру­ководством тайного общества «Ихэтуань» (Отряды справедливос­ти и мира). Участники этого выступления, принявшего форму народной антииностранной борьбы, переросше ...

В поисках новой личности: Ренессанс и реформация
В XV-XVI вв. два явления в культуре - Ренес­санс и Реформация - произвели своего рода револю­цию в духовной жизни Западной Европы. Казалось бы, между ними мало общего. Ренессанс - это воз­рождение античного наследия, мирского начала. Ре­формация явилась обновлением церкви и сопровожда­лась всплеском глубоких религиозных чувств. Тем не м ...

Предпосылки Кавказской войны
Война Российской империи против мусульманских народов Северного Кавказа была с целью присоединения этого региона. В результате русско-турецких (в 1812) и русско-иранских (в 1813) войн Северный Кавказ оказался окружен российской территорией. Однако эффективного контроля над ним императорскому правительству не удавалось установить в течен ...