Под непосредственным влиянием этих событий заметно активизи­ровалась идеологическая борьба, объектом которой стали не только религиозные вопросы. Из-под пера Иова Борецкого выходит трактат «Протестация и благочестивая юстификация», появляется полемиче­ское сочинение «Полинодия» Захарии Копыстенского, «Книга о вере» и другие. Авторы этих трудов стремились воссоздать исторически прав­дивые картины жизни украинского народа в контексте его связей с рус­ским и белорусским народами. Это были новаторские труды, на страни­цах которых в отличие от первых полемических произведений в пол­ный голос звучит идея прародины трех восточнославянских народов, неразрывности их исторических судеб, близости языка, единства веро­исповедания. Иов Борецкий с гордостью заявил в своей «Протестации»: «с Москвой у нас одна вера и богослужение, одно происхождение, язык и обычай». Воздавая дань казачеству, авторы полемических сочинений называли их «наследниками старой Руси», которые «твердостью своей превосходят тех римских Сципионов и карфагенских Ганибалов» и т. д. и т. п.

Возобновление деятельности высшей иерархии православной церк­ви на Украине получило широкий резонанс. В 1620 — 1621 гг. резко обос­трились отношения между противоборствующими сторонами. Королев­ское правительство, католическое и униатское духовенство заняли крайне отрицательную позицию по отношению к этой политической акции. Из уст официальных лиц извергались проклятия и угрозы в адрес православных, неоднократно поднимался вопрос о судебном преследо­вании новоиспеченных иерархов, которые, по существу, были поставле­ны вне закона.

Однако вскоре религиозные противоречия и распри естественным ходом событий были отодвинуты на второй план. После сокрушитель­ного поражения от турок на Цецорских полях в Молдавии (1620) Речь Посполитая оказалась на грани потери своей государственной независимости. Коронное войско было разгромлено, многие знатные шляхти­чи, в том числе гетман С. Жолкевский, убиты, другие попали в плен. В создавшихся условиях Варшавское правительство приняло решение об организации нового войска. Путем определенных уступок сейм решил привлечь на свою сторону украинских казаков, небезоснователь­но рассматривая их как наиболее боеспособную и организованную военную силу. Перед угрозой вторжения в пределы Украины турецкой армии казачество, отложив решение своих внутренних проблем (острые противоречия между новым гетманом Яцком Бородавкой и Петром Сагайдачным), высказалось за поддержку поляков в будущей войне с турецкими завоевателями. Всеобщая рада, созванная в июне 1621 г. в урочище Сухая Дубрава, приняла предложения сейма о совместном походе польских и казацких войск. Следует отметить, что уже не будучи гетманом П. Сагайдачный продолжал играть видную политическую роль. Он возглавлял посольство, направленное радой в Варшаву, где во время аудиенции у Сигизмунда III требовал религиозных уступок, в ча­стности узаконения православной иерархии.

«Казацкие требования не были радикальными. Однако, учитывая тот общественный резонанс, который получили события 1621 г., они звуча­ли актуально и, очевидно, отражали мнение широких слоев казачества, собравшихся на раду в Сухой Дубраве»[19].

Петра Сагайдачного нельзя обвинить в малодушии или нежелании участвовать в военных действиях казаков против турецкой армии. Пря­мо из Варшавы, после прощания с польским королем, он направился в расположение своих войск вблизи Хотина. А ситуация здесь сложи­лась очень напряженная. Ведь объединенным силам польских и казац­ких войск (около 80 тыс. человек) противостояла 162-тысячная турецкая армия (согласно другим данным, 250-тысячная).

«В армии султана Османа II находилось около 300 пушек, большое количество другого вооружения, боеприпасов и провианта. «Наступил день,— писал очевидец этих событий,— памятный полякам на вечные времена, когда появились несметные полчища султана Османа и хана Джанибек-Гирея, собранные из многочисленных областей и народов; день, в который появились на нашей земле победоносные знамена Отто­манской империи, владеющей тремя частями света. По мановению могу­чего властелина явились на Днестре нежданные гости от берегов Евфра­та, Нила и соседнего Дуная; Азия и Африка, словно поколебленные в своих основах, готовились ринуться на Подолию. Бесчисленные и раз­ноплеменные войска шли к сарматским границам, где иное небо, иной климат, иной характер природы, где все, одним словом, поражало взоры пришельцев»[20].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Поездки на фронт
После получения согласия от фельдмаршала фон Клюге Власова стали готовить к поездке на средний участок фронта. Инициатором этой акции стало Восточное министерство. Удивительно, но только теперь, после воззвания «Русского комитета» и поражения Германии под Сталинградом, особенно резко встал вопрос об укреплении фронта и обеспечении безоп ...

Атаман Мещеряк
«Волжские казаки сначала были вольницей, существовавшей до XVI века, с основанием на Волге Самары и других крепостей, появляются служилые самарские и иные волжские казаки…».[8] В 1586 году воевода князь Григорий Засекин в устье реки Самара в месте ее впадения в реку Волга основал крепость Самара. Гарнизон крепости состоял из городских ...

Грозный 1918-й. Особенности первого этапа гражданской войны
Лето и осень 1918 г. составили первый этап борьбы с интервентами и внутренней контрреволюцией. Он характеризуется расширением германского вторжения на советскую землю, развертыванием интервенции стран Антанты. Главным ударным отрядом империализма на этом этапе выступал мятежный чехословацкий корпус, ставший ядром, вокруг которого объеди ...