С начала военных действий казаки проявляли чудеса храбрости и героизма. Разве могут не вызвать чувство восхищения действия не­большого казацкого отряда, окруженного турками, лишенного прови­анта и всякой помощи и сражавшегося несколько дней против врага, вооруженного пушками.

«Окруженные со всех сторон, казаки тем не менее отважились сразиться с неприятелем (ибо отчаяние нередко бывает побуждением к благородной смерти) и успели пробиться сквозь изумленные и дрожащие турецкие войска; но изнуренные голодом и трудами, покрытые пороховою пылью, они сложили жизнь вместе с оружием»[21].

В августе 1621 г. едва не погиб сам Петр Сагайдачный. После сове­щания с командующим польской армией К. Ходкевичем он сразу же выехал в расположение казацкого войска, которое в то время медленно двигалось к Хотину. Но в пути он столкнулся с отрядом турецких войск. Началось сражение, которое едва не закончилось трагически для Сагайдачного. Преследуемый, с простреленной рукой, он только ночью про­брался в свой лагерь.

Мы приблизились к тому рубежу жизненного пути П. Сагайдачного, который по-разному оценивался его современниками. В конце авгу­ста 1621 г., по прибытии его в расположение казаков, в войске прои­зошла смена власти. Гетман Бородавка лишился булавы, был арестован, а позже (8 сентября), согласно приказу Сагайдачного, казнен. Послед­него провозгласили гетманом. Факт низложения и казни Бородавки вызвал противоречивые мнения современников. В частности, польско-шляхетские мемуаристы резко отрицательно относились к личности Бородавки, который, очевидно, являлся представителем неимущей ча­сти казачества и пользовался в ее среде большой популярностью. Не случайно еще С Жолкевский характеризовал его как «наименее между казаками добродетельного и наиболее склонного к бун­там, обещавшего казакам идти с ними не только на море, но хоть бы и в ад».

По-видимому, и Сагайдачный испытывал чувство вины за гибель, человека, который сделал столь много для освободительного движения на Украине (Бородавка принимал непосредственное участие в восста­новлении на Украине православной иерархии, возглавлял повстанческое движение и т. п.). Вот почему, уже находясь на смертном одре, Сагай­дачный дает поручение записать в свой помянник Бородавку под име­нем «Яков гетман». Очевидно, так он хотел выразить свое запоздалое раскаяние в причастности к смерти этого человека.

В сентябрьские же дни 1621 г. гетмана одолевали другие мысли. Ведь под Хотином решалась судьба не только Польши, но и Украины. С первых дней сражения Осман II, рассчитывая на молниеносные уда­ры, стремился разгромить казацкие полки. Как писал очевидец, он «…по­клялся ничего не есть, пока не отправит в ад к ужину всех поляков до последнего, и явил пример, невиданный и неслыханный дотоле в ис­тории военных действий, а именно: едва завидев наши силы и не давши отдыха своим войскам, усталым от похода, он отдал приказ атаковать поляков и в то же самое время устраивать лагерь…»[22].

С каждым часом сражение приобретало все более и более ожесточенный характер. Глав­ный удар неприятеля приняли казацкие отряды, которые от обороны перешли в наступление. Только к вечеру 3 сентября обоюдные атаки прекратились. Результаты первого дня Хотинской войны свидетельство­вали, что перевес, хотя и небольшой, оказался на. стороне казацко-польского войска. Оно получило большие трофеи (лошадей, конскую сбрую, богатую одежду, оружие, боеприпасы) и множество драгоценно­стей.

В следующие дни (5 и 9 сентября) накал сражения не спадал. И снова казаки, возглавляемые П. Сагайдачным, показывая чудеса храб­рости и героизма, врывались в лагерь врага, уничтожали живую силу противника, овладевали оружием, боеприпасами и провиантом. Осо­бенно успешной была ночная атака казаков и польской обозной челяди 9 сентября. В расположении турецких войск началась паника — бежали султан и рядовые воины, мурзы и многочисленная челядь. Только нерас­торопность К. Ходкевича воспрепятствовала окончательному разгрому врага. События этой ночи оказали деморализующее влияние на турок. Я. Собеский пишет, что «…после неожиданного вторжения запорожцев в лагерь Османа турками овладела паника: люди всех званий и сословий были в неописанной тревоге; сам Осман, еще так недавно думавший, что нет никого в мире могущественнее его, теперь собственными глаза­ми увидел всю шаткость своего положения и прежняя надменность сменилась женскими жалобами, когда он убедился в неосновательности своих надежд…»[23].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Контрреформы 80-90-х годов XIX века. Цензура и просвещение
После отставки П.Н. Игнатьева во главе Министерства внутренних дел был поставлен Д.А. Толстой. Одновременно он был назначен и шефом жандармов. Это был представитель самой оголтелой и твердокаменной реакции. Совмещая в 1866 - 1880 гг. посты обер-прокурора Синода и министра народного просвещения, он стяжал себе славу ярого реакционера и о ...

Политической деятельность П.Б. Струве
П.Б. Струве был лидером «легального марксизма», перешедший в дальнейшем в лагерь кадетской контрреволюции. При столь прямолинейной характеристике политической направленности его деятельности утрачивался облик ученого, яркого представителя русской общественной мысли, журналиста и писателя, редактора крупнейших журналов, наконец, человека ...

Изменение во внешней политике
Большое влияние оказала на международные отношения "холодная война". После окончания Второй мировой войны доверие друг другу союзников по анитигитлеровской коалиции стало неумолимо таять. Рост влияния Советского Союза в Восточной Европе и образование там правительств во главе с коммунистами, победа китайской революции, нараста ...