С начала военных действий казаки проявляли чудеса храбрости и героизма. Разве могут не вызвать чувство восхищения действия не­большого казацкого отряда, окруженного турками, лишенного прови­анта и всякой помощи и сражавшегося несколько дней против врага, вооруженного пушками.

«Окруженные со всех сторон, казаки тем не менее отважились сразиться с неприятелем (ибо отчаяние нередко бывает побуждением к благородной смерти) и успели пробиться сквозь изумленные и дрожащие турецкие войска; но изнуренные голодом и трудами, покрытые пороховою пылью, они сложили жизнь вместе с оружием»[21].

В августе 1621 г. едва не погиб сам Петр Сагайдачный. После сове­щания с командующим польской армией К. Ходкевичем он сразу же выехал в расположение казацкого войска, которое в то время медленно двигалось к Хотину. Но в пути он столкнулся с отрядом турецких войск. Началось сражение, которое едва не закончилось трагически для Сагайдачного. Преследуемый, с простреленной рукой, он только ночью про­брался в свой лагерь.

Мы приблизились к тому рубежу жизненного пути П. Сагайдачного, который по-разному оценивался его современниками. В конце авгу­ста 1621 г., по прибытии его в расположение казаков, в войске прои­зошла смена власти. Гетман Бородавка лишился булавы, был арестован, а позже (8 сентября), согласно приказу Сагайдачного, казнен. Послед­него провозгласили гетманом. Факт низложения и казни Бородавки вызвал противоречивые мнения современников. В частности, польско-шляхетские мемуаристы резко отрицательно относились к личности Бородавки, который, очевидно, являлся представителем неимущей ча­сти казачества и пользовался в ее среде большой популярностью. Не случайно еще С Жолкевский характеризовал его как «наименее между казаками добродетельного и наиболее склонного к бун­там, обещавшего казакам идти с ними не только на море, но хоть бы и в ад».

По-видимому, и Сагайдачный испытывал чувство вины за гибель, человека, который сделал столь много для освободительного движения на Украине (Бородавка принимал непосредственное участие в восста­новлении на Украине православной иерархии, возглавлял повстанческое движение и т. п.). Вот почему, уже находясь на смертном одре, Сагай­дачный дает поручение записать в свой помянник Бородавку под име­нем «Яков гетман». Очевидно, так он хотел выразить свое запоздалое раскаяние в причастности к смерти этого человека.

В сентябрьские же дни 1621 г. гетмана одолевали другие мысли. Ведь под Хотином решалась судьба не только Польши, но и Украины. С первых дней сражения Осман II, рассчитывая на молниеносные уда­ры, стремился разгромить казацкие полки. Как писал очевидец, он «…по­клялся ничего не есть, пока не отправит в ад к ужину всех поляков до последнего, и явил пример, невиданный и неслыханный дотоле в ис­тории военных действий, а именно: едва завидев наши силы и не давши отдыха своим войскам, усталым от похода, он отдал приказ атаковать поляков и в то же самое время устраивать лагерь…»[22].

С каждым часом сражение приобретало все более и более ожесточенный характер. Глав­ный удар неприятеля приняли казацкие отряды, которые от обороны перешли в наступление. Только к вечеру 3 сентября обоюдные атаки прекратились. Результаты первого дня Хотинской войны свидетельство­вали, что перевес, хотя и небольшой, оказался на. стороне казацко-польского войска. Оно получило большие трофеи (лошадей, конскую сбрую, богатую одежду, оружие, боеприпасы) и множество драгоценно­стей.

В следующие дни (5 и 9 сентября) накал сражения не спадал. И снова казаки, возглавляемые П. Сагайдачным, показывая чудеса храб­рости и героизма, врывались в лагерь врага, уничтожали живую силу противника, овладевали оружием, боеприпасами и провиантом. Осо­бенно успешной была ночная атака казаков и польской обозной челяди 9 сентября. В расположении турецких войск началась паника — бежали султан и рядовые воины, мурзы и многочисленная челядь. Только нерас­торопность К. Ходкевича воспрепятствовала окончательному разгрому врага. События этой ночи оказали деморализующее влияние на турок. Я. Собеский пишет, что «…после неожиданного вторжения запорожцев в лагерь Османа турками овладела паника: люди всех званий и сословий были в неописанной тревоге; сам Осман, еще так недавно думавший, что нет никого в мире могущественнее его, теперь собственными глаза­ми увидел всю шаткость своего положения и прежняя надменность сменилась женскими жалобами, когда он убедился в неосновательности своих надежд…»[23].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Белькыс/Зеугма
Античный город Белькыс/Зеугма был построен одним из генералов Александра Македонского Селекуос Никатором в третьем столетии до н. э. в 10 км восточнее от г. Газиантеп. Зеугма располагалась на берегу реки Евфрат, которая с древних времен соединяла Анатолию и Месопотамию. Город был известен как крупная военная база, ставшая домом для тре ...

Введение:
15 июля 1015 года умер великий киевский князь Владимир 1 Святославович, четвертый в династии Рюриковичей, прожив немного более 50 лет. Князь занемог уже давно. Болезнь с каждым днем усиливалась и становилось ясным, что ближайшее время может породить на Руси очередной династический кризис. Рядом с собой в своем загороднем дворце селе Бер ...

IV этап: весна – осень 1920 года.
К весне 1920 года Красная Армия разгромила основные антибольшевистские силы, что упрочило положение РСФСР. В сложившейся ситуации на IX съезде РКП(б), состоявшемся 29 марта – 5 апреля 1920 г., было принято решение о неуклонном проведении в жизнь единого хозяйственного плана. Однако его осуществлению мешали не только внутренние, но и вн ...