На первый взгляд незначительный, но в то же время весьма симптоматичный пример: во время итальянской кампании большие революционные праздники – 14 июля, 10 августа, 21 сентября – отмечались приказами командующего, и вся армия их праздновала. В египетском походе о них перестали вспоминать; даже десятилетний юбилей взятия Бастилии, 14 июля 1799 года среди многих приказов, изданных командующим, оказался забытым.

Египетский поход оказался очередной вехой в идейной эволюции Бонапарта.

В 1798-1799 годах Бонапарт уже видел в восточной революции прежде средство сокрушить непримиримого противника Франции – Англию. Поход в Египет и Сирию, воззвание к друзьям, переговоры с Типу Султаном – все это были попытки поразить Британию в ее ахиллесову пяту – Индию[20].

Результаты похода оказались окончательным переломом во взглядах тридцатилетнего генерала

, после чего им овладело стремление к захвату власти. Хотя, согласно монографии Е.В. Тарле предпосылки к этому начали закладываться еще во время итальянского похода.

«…мы знаем, что за время этой блестящей первой итальянской войны с ее непрерывными победами над большими могущественными армиями грозной тогда Австрийской империи у молодого генерала была одна такая бессонная ночь, которую он всю прошагал перед своей палаткой, впервые задавая себе вопрос, который раньше не приходил ему в голову: неужели всегда ему и впредь придется побеждать и завоевывать новые страны для Директории, «для этих адвокатов»?

Много лет должно было пройти и много воды и крови должно было утечь, пока Бонапарт рассказал об этом в своем уединенном ночном размышлении»[21].

После неудавшегося похода в Сирию, поражения и последовавшего отступления обратно в Египет, Наполеон оставил умирающую армию и отплыл во Францию. А.З. Манфред расценил это как бегство с целью избежать позора и скинуть с себя ответственность.

Е.В. Тарле объясняет это следующим образом:

«Он узнал, что пока он завоевывал Египет, Австрия, Англия, Россия и Неаполитанское королевство возобновили войну против Франции, что Суворов появился в Италии, разбил французов, уничтожил Цизальпинскую республику, движется к Альпам, угрожает вторжением во Францию, в самой Франции – разбои, смуты, полное расстройство; Директория ненавистна большинству, слаба и растерянна. «Негодяи! Италия потеряна! Все плоды моих побед потеряны! Мне нужно ехать!» - сказал он, как только прочел газету

Решение было принято сразу. Он передал верховное командование армией генералу Клеберу, приказал в спешном порядке и строжайшей тайне снарядить четыре судна, посадил на них около 500 отобранных им людей и 23 августа 1799 г. выехал во Францию, оставив Клеберу большую хорошо снабженную армию, исправно действующий (им самим созданный) административный и налоговый аппарат и безгласное, покорное, запуганное население огромной завоеванной страны»[22].

Далее и Манфред, и Тарле уже едины в том, что Наполеоном овладела твердая и непоколебимая решимость свергнуть Директорию и овладеть верховной властью в государстве. Несмотря на все его заслуги, это была очень смелое намерение с его стороны. Он понимал, что даже его немалая популярность в народе не придает прочности его положению.

«В душе он никогда особой цены восторгам народных толп не придавал: «Народ с такой же поспешностью бежал бы вокруг меня, если бы меня вели на эшафот», - сказал он после этих оваций (конечно, не во всеуслышание)»[23].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

300-летие Дома Романовых и музеи
В 1913 г. отмечалось 300-летие Дома Романовых. К этому же времени и ко дню рождения Н.П. Румянцева (3 апреля 1913 г.) было приурочено и празднование 50-летия Московского публичного и Румянцевского музеев. Уже говорилось, в связи с пожертвованиями в пользу Музеев, о роли императорской семьи в жизни Музеев. С самого начала попечителем Мос ...

Варварство против цивилизации
Первое знакомство с германцами произошло еще в I в. до н. э. Тогда некоторые германские племена пере­шли через Рейн и пытались осесть в римской провин­ции Галлии. Но их натиск был отбит, и самый реши­тельный удар нанес знаменитый полководец Юлий Цезарь, отбросивший германцев за Рейн. К концу I в. н. э. по этой реке и пролегла граница, о ...

Церковь и мирская власть
Вполне естественно, что на этом этапе она пред­ставляла собой гораздо большую силу, чем молодая, только зарождающаяся государственность. В неспо­койную эпоху варварских нашествий папы активно вмешивались в мирские дела. Например, Григорий Великий (годы правления 590-604), человек власт­ный и энергичный, взял в свои руки защиту Рима от н ...