«Мир лейтенанта Буонапарте – это был мир Вольтера, Монтескье, Гельвеция, Руссо, Рейналя, Мабли, Вольнея, мир свободолюбивой, мятежной литературы XVIII века. Могло ли быть иначе?»[8]

Бедность корсиканца, вынужденного всегда прятать руки за спину, чтобы не оказать износившиеся старые перчатки, остававшегося чужаком для своих сослуживцев, всегда озабоченного бедственным положением матери, братьев и сестер, а также судьбой своего народа в целом (напомню: едва освободившаяся от генуэзского владычества Корсика вскоре оказалась под французским господством, а Наполеон в это время оставался горячим патриотом этого края), что также отдаляло его от товарищей, и вдобавок ко всему вышеперечисленному перспектива нести свою службу без каких-либо надежд на продвижение, обусловили его восприимчивость к освободительным идеям передовой литературы эры Просвещения. С жадностью их впитывая, он пытался найти решение вопросов, рожденных тяжкой жизнью и проблемами, обступившими со всех сторон.

«В 1788 году, находясь на королевской службе, лейтенант Буонапартье писал: в Европе «остается очень мало королей, которые не заслуживают быть низложенными». Надо ли было выражать свои мысли яснее? В эпоху, когда подавляющее большинство передовых людей во Франции высказывалось в пользу конституционной монархии, юный лейтенант артиллерии в черновых записях ставил под сомнение законность самого института монархии и утверждал, что в двенадцати королевствах Европы монарший трон находится в руках узурпаторов. Это ли не революционные мысли?»[9].

Замечен факт, что, обосновывая свои мысли, юный Бонапарт прибегал к терминам («народный суверенитет», «общественный договор», «социальный пакт» и др.), неопровержимо доказывающим, что уже в то время он был знаком с работами Жан Жака Руссо и находился под их влиянием.

Добавлю также, что некоторые следы влияния просветителей можно обнаружить и много позже. Например, даже в рукописи Лас Каза можно найти следующее высказывание:

«Человеческий разум сделал возможным три важнейшие завоевания: суд присяжных, равенство налогообложения и свободу совести, если только монархи не лишатся рассудка, они уже не станут нападать на эти три основы общественного договора»[10]

Уже к восемнадцати-двадцати годам у Наполеона сложилась собственная система взглядов. Суть их сводится к следующему: современный ему общественный строй плох и несправедлив, покоится на ложных основаниях, противоречащих естественным законам и естественной природе человека, чье общество, в отличие от животного мира, основано на согласии. «Люди рождаются ради счастья». Наслаждение благами жизни – вот высшее предназначение человека, обусловливаемое естественными законами. Но в современному обществу, по мнению Бонапарта, эти незыблемые естественные права попраны. Естественное стремление человека к равенству грубо нарушено, повсеместно господствует неравенство, а мир разделен на два класса: богатых (господствующих) и бедных (угнетенных). А сами богатство и роскошь гибельны: они развращают нравы, разлагают общество; богатство одних – немногих, основанное на нищете и страданиях других – большинства, - несправедливость, противоречащая человеческой натуре.[11]

Тем не менее, определенность взглядов Бонапарта наблюдалась не во всем. Он не имел устойчивого мнения о том, как преодолеть царящее зло, по какому пути следует идти, чтобы сделать мир лучше и привести его к согласию с природой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Правление регентов и канцлеров
Нестабильность внутриполитического положения — характерная черта раннефеодальной Японии. Помимо классовой борьбы крестьян против феодалов она определялась непрекращавшимся соперничеством в правящем лагере. Внутри господствующего класса все отчетливее складывались три группы. Первую составляли феодалы, входившие в число столичной служил ...

Уголовная ссылка
Как правило, приговоренные к ссылке, через специальные учреждения в Тобольске и Тюмени (Тюменское общее по колоднической части присутствие, Тобольский и Тюменский (1869-1904) приказы о ссыльных), в зависимости от тяжести проступков, распределялись по губерниям и областям Сибири (чем серьезнее правонарушение, тем дальше на восток водворя ...

Византия в VII–XI вв. Переход от античности к феодализму
В течение всего VII в. Византия терпела крупнейшие военные поражения. К концу VII в. арабы завоевали всю византийскую Северную Африку, вторглись на территорию Малой Азии, утвердили свое господство на море. В VII в. продолжалось заселение славянскими племенами Балканского полуострова, завершившееся образованием Болгарского царства (681 ...