С этой же поры он стал пересматривать свое отношение к учителям. Наполеон еще раз перечел и сделал пространные выписки из трактата о неравенстве Жан-Жака Руссо, сопровождая их почти повсеместно короткой ремаркой: «Я в это не верю», «Я так не думаю». По-видимому, целью возвращения к сочинениям Руссо было желание подчеркнуть свое несогласие с тем, кого он еще недавно называл своим первым учителем.

Отмечу, что поражение не сломило Бонапарта, но наоборот закалило; он остался солдатом революции, воспринявшим ее уроки.

9 термидора (27 июля) 1794 года в результате термидоиранского переворота была свергнута якобинская диктатура. Наполеон Бонапарт из-за своих связей с Огюстеном Робеспьером сначала был арестован (10 августа) на две недели. После освобождения из-за конфликта с командованием он ушел в отставку. В критический для термидорианцев момент он был назначен Баррасом, игравшим главную роль в директории, своим помощником и отличился при разгоне роялистского мятежа в Париже (13 вандемьера 1795), после чего был произведён в чин дивизионного генерала и назначен командующим войск тыла.

Бонапарт в это время оставался республиканцем и врагом монархии по убеждениям, но его «якобинизм» был уже в прошлом. Такова характеристика второго этапа эволюции его взглядов. Это же применимо и к годам итальянской кампании (1796 – 1797).

«Приказы главнокомандующего, его обращения к итальянцам, его переписка, официальная и частная, наконец, его практическая деятельность в Италии – все подтверждает это. Иначе, впрочем, и быть не могло. Вчерашний последователь Жан-Жака Руссо, якобинец, автор «Ужина в Бокере» не мог сразу стать совсем иным»[18].

На Итальянскую землю войска Бонапарта ступали как освободители. Здесь Наполеон выполнял исторически прогрессивное дело, нанося непоправимые удары феодализму Габсбургов. Вместе с тем он подчеркивал свое уважение к собственности, оставаясь поборником буржуазной демократии. В воззвании 19 октября 1796 года к народу Болоньи он заявил: «Я враг тиранов, но прежде всего враг злодеев, разбойников, анархистов».

Его политика, как показала итальянская кампания, содержала и прогрессивные и завоевательные тенденции, противоречиво переплетавшиеся между собой.

Нечто совершенно иное представлял собой Египетский поход. В Египте, как вскоре убедился Бонапарт, он оказался в состоянии полной изоляции от населения. Он провел ряд смелых реформ антифеодального характера, но не приобрел поддержки арабов.

В отличие от Италии армия Бонапарта в Египте могла рассчитывать только на узковоенные средства достижения успеха. Социальный аспект войны оказался почти полностью исключенным. Это имело трагические последствия для французской армии: превратившись из армии освободительной, какой она все-таки была в Италии, в армию завоевателей, она стала неизмеримо слабее; при своей малочисленности и большой удаленности от основных баз она была обречена рано или поздно на поражение.

«Завоевательный характер войны в Египте пагубно влиял и на французских солдат, и на самого Бонапарта. Под палящими лучами африканского солнца, в изнуряющих походах по раскаленным пескам пустыни – во имя чего? ради чего? – блекли или, может, даже испарялись революционные чувства, верность республиканским принципам, революционный патриотизм, воодушевлявшие еще недавно тех же солдат в итальянской кампании»[19].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Штаб Власова
Приступая к созданию так называемого «своего штаба», Власов вместе со Штрик-Штрикфельдтом посетили ряд лагерей военнопленных в ближайших окрестностях Берлина. Вильфрид Карлович вспоминал: «При наших посещениях лагерей военнопленных мы видели, что настроение было подавленное. Советские генералы в большинстве своем становились просоветск ...

Распространение марксизма в России
С начала 80-х гг. заметно выросла революционная эмиграция. В Женеве стал выходить «Вестник «Народной воли», редакцию которого составляли Л. А. Тихомиров, П. Л. Лавров, Г. В. Плеханов. Эмигрировав в 1880 г., Плеханов познакомился с французскими социал-демократами Ж. Гедом и П. Лафаргом, изучал К. Маркса. В № 1 «Вестника «Народной воли» о ...

Пустозерские узники
Часть взятых в плен соловецких старообрядцев была сослана в Пустозерск, отдаленный острог на границе с Северным полярным кругом, где уже много лет содержались в тюрьме "расколоучители" - Аввакум и его единомышленники Никифор, Федор, Лазарь и Епифаний, проклятые собором патриархов. И здесь, на краю земли, Аввакум продолжал свою ...