Развитие культуры и образования, так высоко стоявшим в Киевском государстве, в XIII—XV вв. в ряде княжеств Руси несколько затормозилось, вследствие падения политиче­ской роли Киева после взятия его татарами, нараставшей феодальной раздробленности русских земель и покорения монголо-татарами многих русских княжеств. Горели города и села. Монастыри, служившие культурными центрами, местом переписки и хранения книг, выполняя в то время роль крепостей, подвергались осаде, пожарам, разрушению. Куль­турные ценности и книги уничтожались.

Однако даже в этих тяжелых условиях русская культура и образование продолжали развиваться, в особенности в тех княжествах, которые или вовсе не подвергались татарскому нашествию или были разорены сравнительно не очень сильно. Такой прежде всего была обширная и богатая Новго­родская земля. Сравнительно мало были разорены Тверское и Владимир­ское княжества и начавшее постепенно крепнуть и возвышаться Москов­ское княжество.

В этих княжествах татарское иго очень рано вызвало отпор народных масс, отразившийся и в народном творчестве. Народ сложил целый ряд рассказов и повестей о разорении русских земель. Эти произведения при­зывали к объединению земель для борьбы со страшным врагом.

Особой популярностью пользовалось написанное в начале XIV в. на основе устного творчества замечательное по силе патриотического чув­ства «Житие Александра Невского», прославлявшее героическую борьбу русского народа со всеми теми, кто хотел посягнуть на Русскую землю.

На устном народном творчестве, на летописях и книгах, содержащих это творчество, воспитывались те люди, которые бились затем за низвер­жение монголо-татарского ига на Куликовом поле и в других местах страны.

Новгород был экономически сильным и политически самостоятель­ным торговым городом-государством. В этом северном русском центре торговли и просвещения письменное дело было широко развито. В городе насчитывалось большое количество «книжных писцов». Это были не толь­ ко представители духовенства, но и светские люди, которых, например, в половине XIV в. новгородский архиепископ нанимал для переписыва­ния книг.

Профессия «книжников» была зарегистрирована в писцовых книгах как одна из многочисленных профессий новгородских ремесленников.Профессиональную подготовку эти «книжники» получали, как правило, в своих семьях. Обучали их отцы — профессиональные писцы; изредка в такую семью «на ученье» допускались за плату и посторонние. Книги, переписанные писцами, находили себе сбыт не только в богатых боярских домах, но и у простого люда, в селах и деревнях Новгородской земли.Это говорит о широком распространении, грамотности. Новгородские и псковские писцы любили делать всяческие приписки от себя к тексту.Эти приписки и свидетельствуют о том, что писцы XIV в. были хорошо знакомы с былинами Киевского цикла, знали «Слово о полку Игореве».Многочисленные бытовые сцены новгородских и псковских памятников живописи говорят о том, что книга была распространена в быту. Многие ремесленники ставили свои подписи на тех предметах, которые они из­готовляли в своих мастерских.

Археологические раскопки, предпринятые Академией Наук СССР в г. Новгороде, обнаружили в 1951—1953 гг. большое количество написан­ных на бересте грамот, писем и других письменных источников, относя­щихся к XII—XVI вв. Большинство из найденных грамот — это частная переписка рядовых новгородских граждан. Письма процарапаны костяной острой палочкой — «писалом» на бересте. Письма эти с очевидностью свидетельствуют о значительном распространении грамотности не только в городах, но и в селениях Новгородской земли и притом не только среди мужчин, но и среди женщин.

До нашего времени дошли рукописи наиболее древних азбуковников, словарей энциклопедического типа, составленных в Новгороде в XV в. Один из них содержит толкование 350 «неудобьпознаваемых» встречаю­щихся в писаниях слов, взятых с греческого, болгарского и других язы­ков. Эти новгородские словари дают основание полагать, что имелось значительное число читателей, нуждавшихся в подобного рода справоч­никах при самостоятельном чтении книг.

В XIII—XV вв. при монастырях и некоторых церквах существовали школы грамоты (так, сохранилась даже миниатюра, изображающая, школу в Троице-Сергиевском монастыре).

Но в связи с недостатком школ более частым, очень заметным явлением стало обучение у «мастеров грамоты». Группы обучаю­щихся у одного «мастера грамоты» мальчиков стали более многочислен­ными, доходя иногда до 8—12 человек, т. е. составляя уже целую школу. Ряд исторических источников подтверждает факт обучения многих будущих церковных деятелей у таких «мастеров грамоты» везде — и под Москвой и у Белого моря.

Страницы: 1 2 3 4

Классификация исторических источников
Исторические источники как таковые имеют весьма и весьма неоднородную природу. Поэтому в источниковедении давно фигурируют самые разнообразные системы классификации исторических источников. Безусловно, все они связаны с определениями исторического источника и во многом зависят от последних. В целом можно выделить несколько типов классиф ...

Культурные центры русского зарубежного сообщества
В первые годы после окончания гражданской войны и исхода из России не принявших революцию в Европе сложилось несколько крупных эмигрантских центров. В 1920–1924 годах «столицей» русского зарубежья, во всяком случае, интеллектуальным его центром считался Берлин, хотя все крупные политические силы эмиграции с самого начала осели в Париже. ...

История волжского казачьего войска
Если рядовой обыватель еще знает такие казачьи войска как Донское и Кубанское (благодаря, например, «Тихому Дону» М. А. Шолохова или послевоенной кинокартине «Кубанские казаки»), то, даже проживая на берегах Волги, люди зачастую, не подозревают, что их предки были волжскими казаками. Именно они в XV-XVII веках освоили этот благодатный к ...