Несмотря на многие преимущества братских школ, они все-таки не могли соперничать с католическими. Юношество, искав­шее лучшего образования, по-прежнему направлялось в иезуит­ские коллегии и там попадало под влияние католичества. Поэто­му появилась необходимость создания школы высшего порядка. Такой стала братская школа в Киеве — Киево-могилянская ака­демия.

Крупную реформу братской школы произвел в 1633 г. Петр Могила (1596—1647). Сущность преобразований заключалась в превращении Киевской школы в коллегию по иезуитскому об­разцу. Обучение стало вестись на латинском языке; классов стало восемь: в низшем учили читать и писать, а дальше шли грамма­тика, синтаксис, поэзия, богословие и др. Все способы преподава­ния, а также западная схоластика были перенесены в Академию; большое значение придавалось диспутам.

Потребность в хорошо организованной школе была осознана в Московской Руси. Так появилась эллино-греческая академия (1687), преобразованная затем в Славяно-греко-латинскую акаде­мию. К ней присоединилась славяно-российская школа, нечто вроде приготовительных классов. В академии преподавались: богосло­вие, риторика, логика, физика, математика — все это составляло курс философии.

В связи с этим было два класса: богословский и философ­ский. Богословы сочиняли проповеди и произносили их на па­мять по субботам в своем классе в присутствии философов, а философы в своем классе произносили составленные ими ла­тинские и русские речи. Учитель читал с учениками речи Цице­рона, преподавал всеобщую историю на латинском языке. Учитель по этике преподавал риторику и науку о составлении стихов, латинских и русских, читал с учениками Овидия и Вергилия. Там же изучались география с помощью карт и глобуса, синтак­сис, грамматика. Сверх этого ученики учили катехизис, славян­скую грамматику, греческий, еврейский, французский и немецкий языки и медицину. Математика была поставлена слабо, естество­ведения совсем не было.

Впрочем, курс Московской, как и Киевской академии, постро­енный по образцу западных коллегиумов, мало чем отличался от них. И на Западе не было еще общего образования, светские на­уки и там ценились недостаточно. С течением времени Москов­ская академия преобразовалась в духовную школу (XVIII в.).

Московская академия послужила рассадником образования; долгое время она была в России единственным более или менее организованным учебным заведением среднеобразовательного характера. Там, где была нужда в образованных людях, сейчас же вспоминали о Московской академии и ее выпускниках, они тре­бовались всюду.

Число учеников в академии было от 200 до 600 самого различ­ного происхождения. Были дети священников, дворян (князья Обо­ленские, Голицыны, Долгорукие и др.), разночинцы — дети кан­целяристов, дьячков, солдат, конюхов, новокрещеные инородцы. Принимали учащихся от 12 до 20 лет, учились долго и не стесня­лись пребывания в одном классе по нескольку лет (известно, что были ученики, просидевшие в академии в одном классе по 7 — 10 лет, а в общей сложности — по 20 лет). Впрочем, многих исклю­чали, некоторых с особой "торжественностью". Так, например, "Да­ниловского, яко нерадивого и ленивого ученика, выключить, выгнав его из академии в присутствии учеников до ворот метлами".

Первыми учителями академии были братья Лихуды — греки. И поэтому греческое влияние было велико, занятия велись на греческом языке, в начале XVIII в. введены "учения латинские". Московская академия стала многое заимствовать у Киевской.

В XIX в. академия была перемещена из Москвы в Троицкую Лавру, в ней было восстановлено изучение греческого языка, уси­лено преподавание русского, введены новые предметы, таким об­разом, академия по праву называлась славяно-греко-латинской.

Страницы: 1 2 3 4 

Образ Н. М. Ядринцева в сознании современников
Реконструкция образа Николая Михайловича, на данном этапе работы, представляется на основе воспоминаний его современников, оценочных суждений его близких друзей, людей, которые знали его не только с профессиональной стороны, они были знакомы с его частной жизнью, знали его в повседневности. Такая работа с воспоминаниями современников-др ...

Дом Пашкова
Волшебным замком назвал этот дом немецкий путешественник XVII в. И.Рихтер. Не удивительно. Представьте себе: на Ваганьковском холме, что против Кремля, недалеко от Каменного моста, возвышается белый дом из сказки. И не просто дом - дворец. Парадный вход в усадьбу - через украшенные лепниной ворота со стороны Староваганьковского переулк ...

Начало раскола
Казалось бы, внесенные Никоном изменения коснулись несущественных частностей. Однако надо учитывать, что для подавляющего большинства верующих той эпохи православная вера отождествлялась с обрядами и их изменение воспринималось чрезвычайно болезненно. Новшества расценивались как отступничество от веры предков, нарушения догматов, освяще ...