— Что же все-таки мы можем сделать? — спросил Андрей Андреевич.

— И что думает об этом ваш фюрер?

— Ну, фюрер, к сожалению, все еще окружен пораженными слепотой людьми. Но фельдмаршалы и крупные офицеры здесь, в генеральном штабе, делают что могут в сторону изменения политических целей войны и пересмотра наших отношений к русскому народу. Готовы ли вы сотрудничать с теми, кто хочет бороться против Сталина?

— Против Сталина— да! Но за что и за кого? И как?

— Сотни тысяч русских уже помогают немцам в этой войне против Сталина, многие даже с оружием в руках. Но у них нет своего лица.

— Дадут ли нам офицеры, о которых вы говорите, возможность выставить против Сталина русскую армию? Не армию наемников. Она должна получить свое задание от национального русского правительства. Только высшая идея может оправдать выступление с оружием в руках против правительства своей страны.[15]

В конце разговора капитан Штрик-Штрикфельдт попросил изложить свои мысли в письменной форме.

Все эти допросы, или даже разговоры, обыкновенная работа немецкой разведки.

При разговорах с Власовым иногда присутствовал пленный полковник Владимир Ильич Боярский, который в отличие от Власова был настроен более резко антисталински.

Андрей Андреевич часто советовался с ним. В итоге, на основе соображений, обсужденных в беседах, Власов и Боярский составили и подготовили доклад в виде плана. В своих воспоминаниях Штрик-Штрикфельдт написал: «Набросок плана был хорош, но, увы, слишком многословен. Из моего опыта я уже знал, что «пруссакам» следует все давать в сжатом, сухом изложении».[16]

После получения указаний начальника Ронне Вильфрид Карлович добросовестно сократил и переработал доклад, который получил название меморандума. Вот выдержки из него:

«1. Правительство Сталина в связи с потрясающими военными поражениями, нанесенными немецкими войсками, а также в силу его неспособности организовать военные действия и тыл (например, голод в стране, расстройство народного хозяйства) потеряло свою популярность среди населения и особенно в армии .

2. В ведущих кругах армии и народа все яснее пробуждается сознание бесполезности и бесперспективности дальнейшего ведения войны, которое приводит лишь к уничтожению миллионов людей и разрушению материальных ценностей .

3. Офицерский корпус Советской Армии, особенно попавшие в плен офицеры, которые могут свободно обмениваться мыслями, стоят перед вопросом: каким путем может быть свергнуто правительство Сталина и создана новая Россия. Всех объединяет желание свергнуть правительство Сталина и изменить государственную форму .

4. Сталин, используя особенности России (бесконечные просторы, огромные потенциальные возможности) и патриотизм народа, поддерживаемый террором, никогда не отступит и не пойдет на компромисс. Он станет вести войну, пока не будут исчерпаны все силы и возможности .

5. Если принять во внимание миллионное население оккупированных областей и огромное количество военнопленных и учесть их враждебное отношение к правительству Сталина, то можно допустить, что эти людские массы составят ядро внутренних сил, которые под руководством Германского правительства ускорят давно назревающее возникновение нового политического порядка в России, что должно произойти параллельно осуществляемому немцами созданию новой Европы . Исходя из вышеизложенного, мы передаем на ваше рассмотрение следующее предложение:

· Создать центр формирования русской армии и приступить к ее созданию;

· Независимо от своих военных качеств эта русская армия придаст оппозиционному движению характер законности и одним ударом устранит ряд сомнений и колебаний, существующих в оккупированных и неоккупированных областях и тормозящих дело создания нового порядка;

· Это мероприятие легализует выступление против России и устранит мысль о предательстве, тяготящую всех военнопленных, а также людей, находящихся в неоккупированных областях .

Бывший командующий 2-й армией

генерал-лейтенант Власов

Бывший командир 41-й стрелковой дивизии

полковник Боярский

Винница 8.8.1942 г.

Перевел капитан Петерсо».[17]

После прочтения доклада полковник Ронне остался вполне доволен. Он несколько раз беседовал с Власовым и в заключение процесса вербовки сказал Штрик-Штрикфельдту: «В случае совместной работы с русскими я отдал бы генералу Андрею Андреевичу Власову предпочтение перед всеми другими».[18]

Из всего выше сказанного становится ясно, что в целях немецкой пропаганды фигура Власова была наиболее приемлемой и целесообразной:

1. Он имел высокую должность как военнопленный генерал Красной армии, самое высокое воинское звание в плену - генерал-лейтенант. Таких у немцев в лагерях были единицы.

Страницы: 1 2 3 4

Архитектурные достопримечательности Португалии
На счет достопримечательностей стоит сказать, что в Португалии их хватает, в основном архитектурного направления. В столице страны, городе Лиссабоне, можно назвать такие как: замок Сан-Жоржи, Патриаршая церковь, церкви Мадри де Деуш и Святого Винсента до Фора, дворец Митра, площади Праса де Коммерсиу и Росиу, монастырь Жеронимуш, сторож ...

Периоды смуты. Первый период: Лжедмитрий I
Личность человека, бежавшего в 1602 г. из России в Польшу и выдавшего себя за царевича Дмитрия до сих пор остается загадкой. Оказавшись в Речи Посполитой и хорошо зная, что творится на родине, Григорий Отрепьев в 1603 г. решил открыть свою "тайну". Он объявил себя младшим сыном Ивана 1У и, обещая территориальные уступки и ден ...

Интервенция
Силы антибольшевистского лагеря многократно возрастали в результате поддержки их интервентами. Империалисты всех стран были серьезно обеспокоены тем, что Советская власть, её первые социалистические преобразования сумели завоевать сочувствие, внимание и нравственную поддержку рабочих всего мира. Уничтожить Советскую республику, погас ...