Приняв решение о прекращении строительных работ на Воробьевых горах, 11 мая 1827 года Сенат издает указ, где говорится: "Комиссию о сооружении в Москве храма во имя Христа Спасителя закрыть, а дела ее, чиновников, строения, заготовленные материалы и все казенное ведомства ее имущество - передать в ведение московского военного генерал-губернатора и действительного тайного советника князя Юсупова".

19 февраля 1830 года министр императорского двора сообщил московскому генерал-губернатору: "Его Императорское Величество приказал, чтобы князь Голицын собрал всех архитекторов и спросил, согласны ли они строить храм на Воробьевых горах, если нет, тогда уже избрать места и составить конкурс из русских архитекторов и заграничных". Все приглашенные к участию во втором конкурсе московские и петербургские архитекторы согласились с возможностью возвести храм на поверхности Воробьевых гор. Но при этом многие московские зодчие отказались от участия в составлении проекта храма на Воробьевых горах, предложив свои варианты размещения храма Христа Спасителя. Петербуржец Тон, человек исключительно чуткий к новым веяниям, примкнул к исканиям московских зодчих.

Рис. 2. План местности у храма Христа Спасителя, 1870-е годы.

Рис. 3. План местности у храма Христа Спасителя, 1870-е годы. Архитектор К. Тон. Бумага, тушь

В конце 1831 года, после ряда конкурсов, Николай I вызвал Тона в Москву и поручил ему проектирование храма Христа Спасителя. Как произошло утверждение проекта, каким образом пал на Тона выбор - документально пока выяснить не удалось. Возможно, помог покровитель Тона - вице-президент Академии Художеств А.Н. Оленин, сумевший уже однажды обратить на него внимание Николая I (Оленин помог Тону победить в конкурсе на проект церкви св. Екатерины у Калинкина моста в Петербурге).

Работая над проектом храма, Тон представил Николаю I на выбор три варианта размещения храма Христа Спасителя: за Воспитательным домом, где церковь Никиты Мученика на Кресте над Москвой-рекой (вариант, родственный предложенному Бове), на Тверской улице на месте Страстного монастыря (сегодня Пушкинская площадь; разновидность варианта, предложенного Шестаковым) и у Большого Каменного моста недалеко от Кремля, между Москвой-рекой и Волхонкой, на месте Алексеевского женского монастыря. Император выбрал последнее.

10 апреля 1832 года в Святейший Синод и московскому военному генерал-губернатору Д.В. Голицыну Николаем I было послано предписание: "Блаженной памяти Император Александр I, побуждаемый чувством благоговения и благодарности. повелел соорудить в Москве храм во имя Христа Спасителя, памятник достойный великих событий того времени и сердца великого Государя.

В 1817 году храм сей был заложен на Воробьевых горах, но непреодолимые препятствия остановили предприятие. Надлежало избрать другое, более удобное и приличнейшее место: таким признано нами занимаемое ныне Алексеевским девичьим монастырем, как находящееся среди самого города и положением своим подобное первому месту.

Утвердив ныне проект сооружаемого храма и приступив к исполнению всегда священной для Нас воли почивающего Государя и Брата нашего, Нам приятно поручить вам возвестить любезно верным жителям первопрестольной столицы Нашей, что обет, произнесенный Им в незабвенный день спасения России, будет при помощи Божией совершен".

Новый собор, как и храм Витберга, был обращен к Москве-реке и стоял на излучине высокого берега. На этом подобие места на Воробьевых горах и места около Кремля заканчивается. Различий гораздо больше. Сооруженный около Кремля храм вошел в исторически сложившуюся систему вертикалей московских храмов и панораму ее парадного, обращенного к Москве-реке ансамбля. Наряду с Кремлем и собором Василия Блаженного храм Христа Спасителя становился одной из доминант городского центра. К его мощному объему тяготеет окружающая застройка. Чтобы дать представление о размерах строящегося Храма Христа Спасителя, современник замечает: "Колокольня Ивана Великого в Москве служит для многих мерилом особенной высоты зданий. Она могла бы вполне поместиться во внутренность вновь воздвигаемого храма". Огромный храм высотой около 100 м был поставлен достаточно далеко от Кремля, чтобы не выглядеть его придатком и не утратить самостоятельности, но настолько близко, чтобы восприниматься с разных точек зрения в прямой связи с ним.

Страницы: 1 2 3 4

Депортации крестьян Западно-Сибирского региона
Массовая крестьянская ссылка, эта «мужичья чума», обрушилась на наш регион в самом начале 1930 г.: и в форме ссыльных потоков из других регионов, и в форме разномасштабных (и массовых, и сравнительно разрозненных) депортаций - в пределах региона или же вовне, за его пределы. Эта ссылка носила в СССР официальное название “кулацкой”, а с ...

Геральдика
Герб. При составлении в XVIII веке Казанского герба, сохранившем на своем щите старое изображение змея, оно получило новое описание: «Змий черный, под короною золотою Казанскою, крылья красные, поле белое». Но в других документах этого же змея, а может быть, лишь родственное ему чудовище, стали называть драконом. В XIX веке в заново на ...

Внешняя политика Ивана IV
После свержения ига Золотой Орды борьба с ханствами, появившимися на ее развалинах (Крымским, Казанским, Астраханским), стала одной из задач внешней политики Руси в XVI в. Другой крупной задачей стало освоение Сибири. Это были богатые земли, о которых мечтало русское дворянство. К освобождению стремились народы Поволжья - марийцы, мордв ...