Последняя группа статей немногочисленна, но именно она придаёт Великой хартии особый исторический колорит. Эти статьи иногда условно называют «конституционными». О них говорят, что они направлены не только против злоупотреблений короля и его аппарата, но претендуют на установление новых политических порядков, в частности, на ограничение политической власти короны. К «конституционным» статьям Хартии чаще всего относят ст.12,14,39 и 61(Хрестомат. памятн.). Возможность отнесения к этой группе ст.39, как указывалось выше, весьма проблематична. Остаются ст.12,14 и 61. Наличие в документе этих статей значительно усложняет оценку Хартии. В литературе единая точка зрения по этому вопросу достигнута в следующем: 1) документ 1215г. следует оценивать без его позднейших модификаций; 2) Хартия – документ чисто феодальный, в котором не могли содержаться положения, приписываемые ему историкам различных направлений. В остальном же оценки Хартии колеблются от документа «феодальной реакции» до «противоречивого документа»[5]. Поскольку решающую роль во всех оценках Хартии играет отношение к ограничению королевской власти, закреплённому в «конституционных» статьях, для аргументированной оценки Хартии необходимо ответить на ряд вопросов. Во-первых, какова мера такого ограничения; во-вторых, в интересах каких классов проведено такое ограничение, и в-третьих, отражает ли такое ограничение потребности общественного прогресса. Иначе говоря, надо ответить на вопрос, насколько Хартия как документ, отразивший конкретное соотношение социальных политических сил, выросший из политического конфликта и обладающий силой правового воздействия, своим влиянием на политические порядки страны могла объективно содействовать историческому развитию. В любом случае, однако, оценка Хартии будет иметь в известной мере абстрактно-теоретический характер, ибо Хартия 1215г. ввиду непродолжительности своего юридического существования не успела реально повлиять на политические порядки в стране. Группа «конституционных» статей. Ст.12 ограничивает фискальные права короны в отношении взимания щитовых денег и феодального вспомоществования, особенно часто и произвольно взимавшихся Иоанном. Они должны теперь взиматься только «по общему совету королевства». Согласно ст.14 этот общий совет состоит из самых крупных духовных и светских феодалов и включает только непосредственных вассалов короля. Сравнение ст.12 со ст.32 Баронских статей позволяет сделать вывод, что в окончательной редакции положения этой статьи значительно изменили свой смысл и направленность. В ст.32 Баронских статей выдвигается идея общего совета королевства, без указания состава, для сбора «щитовых денег», феодального вспомоществования, а также тальи и пособий с городов, имеющих «относительно этого вольности». Однако в окончательной редакции ст.12 и 14 очевидна попытка баронов закрепить ограничение фискальных прав короны в своих, чисто баронских, узко сословных интересах. Традиционно существующий при короле совет феодальной знати, обладающий чисто совещательными функциями, теперь по существу наделяется решающим голосом по финансовому вопросу. А между тем «щитовые деньги», которые бароны упомянули, и талья, которую они опустили из окончательного текста, до середины 13в. составляли основные источники финансовых поступлений в казну. В результате здесь уже не просматривается движение к сословно-представительной монархии и юридическая форма её будущего выражения, как в ст.32 Баронских статей. Узко сословные интересы баронства выражаются в ст.12 и 14 также и потому, что уплата «щитовых денег» входила в обязанности прежде всего непосредственных вассалов короля. Вместе с тем, вряд ли можно считать, что ст.12 создаёт возможность для откровенной баронской олигархии. Сам институт «щитовых денег» не упразднён, в руках короля остаются и другие финансовые прерогативы, которые он может использовать без всякого обращения к совету – сбор тальи, различных экстраординарных налогов, к которым широко прибегал Иоанн и о которых, кстати, ничего не сказано. Можно было бы отметить и тот факт, что бароны волей-неволей «позаботились» в отношении «щитовых денег» и о других слоях населения, ибо на практике к их уплате в 13в. привлекалось и свободное, и даже крепостное крестьянство. Однако, эта «забота», конечно аналогична «заботе» о виллане в ст.20. Статья 61, безусловно, внешне самая «олигархическая». Она выступает как гарантия мира и соблюдения Хартии, и имеет чисто политический характер. Между тем, в ней, как и в материальных статьях Хартии, отразилось чисто вассальное отношение баронов к королю, стремление поставить королевскую власть в рамки феодального обычая. Узаконив возможность мятежа, в котором они вполне оправданно видели единственное средство давления на короля, бароны исходили из феодального обычая, предусматривавшего, что злостное нарушение сеньором своих обязательств в отношении вассалов может освободить последних от клятвы верности. Положения, аналогичные ст.61, содержались во многих правовых памятниках стран Европы периода феодальной раздробленности, например, в венгерской «Золотой булле» 1222г. Однако по сравнению с этими странами Англия давно уже сделала гигантский шаг вперёд в области государственной централизации и укрепления королевской власти. Попытка законодательно закрепить в новых условиях старый феодальный обычай, планирование в «статье мира» настоящей войны с королём, вряд ли может считаться прогрессивной мерой.

Страницы: 1 2

Енисейская ссылка
В 1760-е - 1780-е годы ссылка в Сибирь приобрела массовый характер. В Енисейскую губернию[5] ссылались участники восстаний С. Разина[6], Е. Пугачева[7] и др. В 1820-е годы ссыльные составляют вторую по численности группу жителей Минусинска. В 19 в. в Енисейскую ссылку были отправлены декабристы (братья Беляевы, М.А. Фонвизин, А.И. Якуб ...

Прочие реформы
К н. 1860-х число городов в России увеличилось. Многие из них по числу жителей и характеру хозяйства не соответствовали понятию "город". Подавляющее число городов имело население менее 5 тыс. жителей. Наряду с этим было много населённых пунктов с развитой промышленностью и торговлей, но причислялись они к разряду сёл. Складыва ...

Характеристика И.В. Сталина по мемуарам А.М. Василевского, К.К.Рокоссовского и И.Х.Баграмяна
Приведенные во введении высказывания Хрущева начинают казаться, по меньшей мере, очень сомнительными, когда читаешь характеристики Сталина, которые приводятся в мемуарах выдающихся военных деятелей второй мировой войны. В этом смысле представляет большой интерес мнение первого заместителя министра обороны в правительстве Хрущёва Маршала ...