Начало массового разорения византийского свободного крестьянства приходится на вторую половину IX в., что было связано с ростом податного гнета и повинностей. Государство уже не ограничивалось только учетом площади обрабатываемой подворной земли. Оно все более тщательно учитывало качество и количество тяглового и домашнего скота, используемых лугов и пастбищ, птицы, ульев– все источники доходов крестьянского хозяйства.

Натуральная подать, которая в X в. отчасти собиралась уже в денежной форме, дополнялась денежным подворным обложением, которое взималось даже с безземельных крестьян – собственников только своего жилья, судебными пошлинами. Многочисленные государственные повинности, личные отработки тяжелым бременем ложились на крестьян. Их руками велось массовое строительство военных укреплений, государственных сооружений, дорог, мостов, осуществлялась перевозка строительных материалов. С X в. началось взимание налога в пользу церкви – каноникон

. К тяжести государственных поборов добавлялись грабежи и вымогательства многочисленного чиновно-фискального аппарата. В Византии действовала бесчисленная армия учетчиков и сборщиков, ведавших определением размера поборов и осуществлявших их. Каждый вид поборов взыскивался отдельно, особыми ведомствами, в пользу которых взимался определенный процент от уплаченной плательщиком суммы. Несмотря на то что правительство при обложении учитывало различия в стоимости имущества и доходах, процесс имущественной дифференциации и обеднения крестьянства резко ускорился. В законодательстве X в. постоянной категорией крестьян становятся «бедные» и «убогие». В связи с ростом неплатежеспособности многих крестьянских хозяйств в X в. вводится податная ответственность общины за односельчан.

В IX–X вв. резко усилилась имущественная дифференциация стратиотов. Верхушка стратиотского сословия постепенно выделялась в низший слой господствующего класса.

Важным источником дохода византийского государства являлась обширная государственная земельная собственность, которая росла за счет завоеванных территорий, выморочных и заброшенных земель.

Развитию крупного частного землевладения в VIII–IX вв. препятствовала нехватка рабочих рук и сильные общины. Не случайно, первые крупные византийские феодальные хозяйства возникли в скотоводческих районах Малой Азии, где ведение хозяйства требовало минимума занятых.

В византийской деревне из малоимущих и неимущих крестьян сформировался устойчивый слой наемных работников – мистиев

. Потеря собственности воспринималась крестьянином как своеобразная форма рабства, поскольку полноправным членом общества был только собственник. Даже окончательно разорившиеся крестьяне предпочитали оставаться наемными работниками. Они упорно не «садились» на чужую землю, т.е. не переходили в категорию париков

(феодально-зависимых крестьян). Из-за сопротивления крестьян для начальной стадии становления крупного феодального землевладения было характерным сочетание рабского труда с наемным. В X в. византийцы, где только могли, приобретали рабов. Их везли с Востока, из Причерноморья, Руси и других мест.

Для раннефеодального византийского поместья было характерно преобладание собственного, домениального натурального хозяйства.

С середины X в. неимущий крестьянин стал оседать на землях крупного земельного собственника, превращаясь в парика. Рента намного превышала все прежние платежи крестьян. Натуральные платежи и барщина увеличивали количество сельскохозяйственной продукции, что подталкивало владельцев имений к установлению более тесных связей с рынком. Крупные феодалы и монастыри организовывали рынки и ярмарки в своих владениях для сбыта произведенного продукта, включались в торговлю продукцией сельского хозяйства на более отдаленных рынках.

Государство, терявшее значительную часть доходов, перешло к запрету свободным подданным селиться на частных землях. Для обеспечения обработки заброшенных государственных земель оно на льготных условиях поселяло на них крестьян. Однако положение последних приближалось к положению париков – зависимых держателей чужой земли. Постепенно формировалась категория государственных париков. Аналогичные процессы происходили и в монастырских владениях.

В Византии не землевладельцы закабаляли крестьянство, а государство превращало свободных крестьян в зависимых.

В середине IX в. стали возрождаться византийские города, превращавшиеся в центры местного обмена и отчасти производства. Обмен между городом и деревней осуществлялся на ярмарках. Внутригородская торговля велась на дому, непосредственно между продавцом и покупателем. На ярмарках купцы скупали изделия как сельских, так и городских ремесленников. Увеличение спроса стимулировало развитие городского ремесла.

Страницы: 1 2 3

Человек.
В начале XX в. в России проживало 130 миллионов человек, а к 1910 году – 155 миллионов. Большинство населения России по-прежнему были крестьяне – 85 миллионов человек, рабочие с семьями – 30 миллионов, помещики - 2 миллиона, купцы и мещане – 15 миллионов, духовенство – 1 миллион человек . Городское население составляло 18 %, сельское ...

Уровень жизни народа: как его оценить
Вторая половина 40-х — начало 50-х гг. были трудным временем для абсолютного большинства людей. Но десятилетия спустя в сознании многих людей, переживших эту эпоху, отложились впечатления о ней как о времени, когда в магазинах "все было", когда происходили снижения цен, когда уровень жизни населения постоянно рос. Так ли это? ...

Внешняя политика Цинов в середине XVII — конце XVIII вв
Внешнеполитическая деятельность Цинского двора отличалась двумя противоречивыми тенденциями. С одной стороны, ярко выраженным было желание «самоизолироваться», по примеру Японии, от остального мира, а с другой, — обозначилось стремление к захвату территорий соседних государств. Вначале в вассальную зависимость от цинского Китая попадае ...