Бойкот автобусных линий явился одним из первых и самых громких эпизодов в истории борьбы чернокожих за гражданские права. В начале 50-х годов XX века движение за гражданские права было еще достаточно слабым и не могло противостоять серьезным политическим и экономическим институтам белой Америки. Но продолжавшие действовать на территории США сегрегационные законы продолжали подогревать котел, в котором уже кипело недовольство чернокожих американцев. Следует отметить, что и до инцидента с Розой Паркс, были случаи неповиновения установленным законом нормам, но после «правонарушения» негров либо оправдывали, либо в большинстве случаев они уплачивали штраф.

Но вернемся к событиям в Монтгомери. 1 декабря 1955 г. Роза Паркс, 42-летняя чернокожая швея одного из универмагов Монтгомери и активистка местного, еще робкого, движения за гражданские права, была арестована за отказ уступить место в автобусе белому пассажиру. Я еще не упоминал о самих нормах, которые были установлены правительством штата. В те годы негры подвергались очень жестокой сегрегации в общественном транспорте. Вот как описывал состояние городского транспорта Мартин Лютер Кинг: «Среди водителей автобусов не было негров и, хотя некоторые белые водители были вежливы, слишком многие из них позволяли себе оскорбления и ругательства по отношению к неграм. Совершенно естественно было услышать в автобусе, как они кричали неграм: "Черные коровы", "ниггеры", "черные обезьяны". Нередко негры платили за проезд у входа, а затем были вынуждены сойти, чтобы снова сесть в автобус с задней площадки, и очень часто автобус уходил до того, как негр подходил к задней двери, увозя его плату за проезд . Негра заставляли стоять, хотя в автобусе были свободные места "только для белых". Даже если в автобусе не было белых пассажиров, а негров набивалось много им не разрешалось садиться на первые четыре места. Но и это было еще не все. Если все места, предназначенные для белых, уже были ими заняты, а в автобус вошли новые белые пассажиры, негры, сидящие на нерезервированных местах, находящихся позади мест, предназначенных для белых, должны были встать и уступить им место. Если негр отказывался это сделать, его арестовывали. В большинстве случаев негры подчинялись этому правилу без возражения, хотя время от времени встречались такие, которые отказывались подчиниться этому унижению».[24]

Добавлю к этому, что в том же 1955 году в Монтгомери за неподчинение сегрегационным правилам поведения в автобусах было арестовано пять женщин и двое детей, не считая нарушителей-мужчин, а один чернокожий монтгомериец был застрелен водителем. В Монтгомери, чье население к началу 50-х годов составляло 150 тысяч человек, каждый третий был чернокожим. Так как большинство из них не являлось так называемым «средним классом», у них не было машин. (Собственно, признаками «среднего класса» американцев являются свой автомобиль, иногда два и собственный дом). Чернокожие жители Монтгомери составляли не меньше 70% от всех пассажиров местного автобусного парка. Арест Розы Паркс стал катализатором, побудившим негров к массовому протесту. Эд Никсон, возглавлявший местный профсоюз проводников спальных вагонов, призвал негритянскую общину к однодневному бойкоту городского транспорта в знак протеста. 5 декабря - первый день бойкота - прошел успешно. В городских автобусах не было ни одного чернокожего пассажира.

В тоже утро Розу Паркс, за отказ подчиниться закону штата Алабама о сегрегации в городских автобусах штрафуют на четырнадцать долларов. Мартин Лютер Кинг так высказывался по этому инциденту: «Она подала апелляцию. Это был первый случай, когда негра судили за отказ подчиниться закону о сегрегации. Раньше в подобных случаях негра либо освобождали, либо обвиняли в нарушении порядка. Поэтому фактически арест и признание вины миссис Паркс имели двойное значение: это был факт, заставивший негров перейти к действию, и, кроме того, он явился проверкой законности самой сегрегации».[25] В тот же день (5 декабря), представители негритянской общины решили продлить бойкот линий до полной победы. Единственное чего добивались Кинг и его единомышленники, - предоставить равные права пассажирам автобусов, независимо от цвета их кожи. Городские власти не желали идти на компромисс, не считая свои действия противозаконными. Напротив, они утверждали, что действия Кинга и его сторонников нарушают законы штата. Бойкот, сам по себе, есть нарушение порядка, как и использование частных автомобилей в качестве замены автобусам. Таким образом, городские власти считали правыми себя, а чернокожих – нарушителями закона.

Эдвард Никсон полагал, что сам он неспособен руководить этой акцией из-за своей малограмотности. Его привлекала кандидатура Мартина Лютера Кинга, молодого баптистского пастора церкви на Декстер-авеню. Кинг приехал в Монтгомери совсем недавно, успел себя хорошо зарекомендовать, и у него еще не было врагов среди «отцов города». Однако, Никсон не верил, что молодой пастор решится возглавить бойкотный комитет. На собрании он поделился с присутствующими своими соображениями и отметил, что священнослужители местных черных церквей, к сожалению, трусливы и вряд ли согласятся взять на себя руководство протестом. Тогда Кинг, тоже принимавший участие в обсуждении проекта бойкота поднялся и сказал: «Никто не может публично назвать меня трусом, чтобы это осталось безнаказанным».[26] Сразу же из глубины зала раздался чей-то голос: «Предлагаю, чтобы доктор Кинг возглавил протест». Предложение было единодушно поддержано. Фактически протест став организованным вместе с его председателем Кингом оформляются в организацию «MIA» («Ассоциация улучшения положения негров Монтгомери»).

Страницы: 1 2 3 4

Разнообразие взглядов среди представителей движения
Разрыв с традиционной идеологией и традиционными социально-политическими институтами был детерминирующим моментом в формировании самого "Движения за новую культуру" как идейно-политического движения, был главной идейной связью его участников. Однако в более широком контексте мировоззренческие и политические позиции его участни ...

Хозяйство и общественная жизнь хуннов
Кочевая жизнь. Хунны, как повествуют китайские историки, занимались кочевым скотоводством. Необозримые просторы Центральной Азии были наиболее благодатными пастбищами для скота. Хунны меняли пастбища в горизонтальном направлении, точнее говоря, являлись кочевниками, перемещающимися из одного места на другое по равнине (сравните, кыргызы ...

Великий железный путь
Временем зарождения идеи рельсовых дорог на восточной окраине России принято считать 50-е годы XIX века, когда граф Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири, надумал строить железную дорогу от Татарского пролива до реки Амур. Примерно в это же время стало появляться немалое число проектов железных и конно-железных дорог в ...