НАСПЦН удалось отбить этот удар довольно своеобразно. Хотя газета «Монтгомери Эдвертайзер», очевидно, согласилась напечатать это объявление в воскресенье, агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило о нем в субботу вечером. Сотрудник газеты «Миннеаполис Трибюн» негр Карл Т. Роуэн получил переданное агентством сообщение и был страшно удивлен, что негры уступили, практически ничего не получив взамен. Мистер Роуэн был в Монтгомери за несколько недель до этого, и у него установились хорошие отношения с руководителями Ассоциации улучшения положения в Монтгомери (АУПМ). Около восьми часов вечера в субботу он сделал звонок Кингу, чтобы проверить это сообщение. Когда он упомянул о встрече и вынесенном решении, то удивлялся уже Мартин Лютер Кинг, а когда он сообщил, что в этой встрече участвовало три видных негритянских священника, Кинг был просто поражен. Он ответил Роуэну, что ничего не слышал об этом, и подумал, что кто-то из сотрудников предал Кинга и за его спиной договорился с властями. Кинг ответил: «Этого не может быть, так как я был сегодня на оперативной встрече, и все «видные священники» были там .».[28]

Вскоре ему представилась возможность лично поговорить с каждым из «трех видных негритянских священников». Все они как один утверждали, что не соглашались ни с каким решением. Они сообщили, что оказались на встрече потому, что их пригласили принять участие в обсуждении нового вида городского страхования, что на самом деле оказалось обманом. Все трое публично опровергли заявление властей.

С провалом и этого маневра «отцы города» совсем потеряли лицо. Их не только разоблачили, но была поставлена под сомнение правдивость их заявлений. Положение их стало весьма незавидным. В ответ они прибегли к «жесткой» тактике. Мэр города выступил по телевидению, с негодованием осудил бойкот и угрожал, что власти прекратят церемониться с его участниками.

«Жесткая» тактика обернулась серией арестов за незначительные, а подчас и вообще придуманные нарушения правил уличного движения . Негров-водителей останавливали посредине дороги и требовали предъявить водительские права, страховой документ, сообщить сведения о месте работы. Полицейские тщательно все записывали, очевидно, надеясь использовать эти сведения для того, чтобы состряпать дело. Некоторым неграм, ожидавшим, чтобы их кто-нибудь подвез, говорили, что существует закон, запрещающий бесплатно пользоваться попутными машинами. Другим говорили, что их арестуют за бродяжничество, если они «будут толкаться в кварталах белых».

Мартин Лютер Кинг сам вскоре оказался жертвой этой «тактики». Однажды в середине января после нескольких часов службы в церкви он поехал на машине домой с одним из своих друзей и секретарем церкви миссис Лили Томас. Прежде чем выехать из района, расположенного в нижней части города, Кинг решил завернуть на стоянку автомашин, чтобы захватить тех, кому было с ним по пути. Когда они подъехали, Кинг заметил, что несколько полицейских что-то спрашивают у водителей. Они взяли трех пассажиров и, подъехав к краю стоянки, их остановил один из полицейских. Пока он рассматривал права Кинга и задавал вопросы, кому принадлежит машина, он услышал, как полицейский на другой стороне улицы крикнул ему: «Это и есть тот проклятый Кинг». Выехав со стоянки, он заметил, что за ним следуют двое полицейских на мотоциклах. Один из них продолжал ехать за ними еще три квартала. Когда Кинг сказал об этом своему другу, он предупредил его: «Соблюдай точно все правила уличного движения». Они ехали медленно и аккуратно, а за ними продолжал двигаться полицейский. Наконец, когда Кинг остановился, чтобы выпустить своих пассажиров, он подъехал и сказал: «Выходите, Кинг. Вы арестованы за превышение скорости. Вы ехали со скоростью 30 миль в час, а здесь разрешена скорость не выше 25 миль». Не говоря ни слова, Кинг вышел из машины, попросив друзей проехать домой и предупредить жену. Вскоре подъехала полицейская машина, из нее вышли двое, обыскали Мартина Лютера с головы до ног, втолкнули в машину, и она тронулась. Кинга доставили в городскую тюрьму Монтгомери. Но позже его выпустили.[29]

После того, как и «жесткое» давление не увенчалось успехом, расистски настроенные власти города при участии Ку-клукс-клана перешли к прямым запугиваниям и угрозам. В дом Мартина Лютера Кинга в январе 1956 была брошена бомба. К счастью никто не пострадал. Возмущенные афроамериканцы собрались возле дома Кинга, вооруженные палками и ружьями. Мартин Лютер Кинг выступил перед ними с речью о том, что месть не решит проблем, а потому любовь сильнее силы. Его слова возымели огромное впечатление, негры разошлись по домам. Это была первая ненасильственная победа над сторонниками расовой сегрегации. Когда расистам стало понятно, что движение не остановить, вспомнили об успешно забытом «бойкотном» законе 1921 года. Начались массовые аресты. Было арестовано свыше ста человек. Но страха уже никто не испытывал. Страх, который так долго сковывал сердца чернокожих южан, уступил место чувству собственного достоинства и самоуважения. Люди смело шли навстречу арестам. Кинг вспоминал: «Никто не боялся. Никто не старался избежать ареста. Многие негры добровольно пошли в контору шерифа, чтобы узнать, есть ли в списках их фамилии, и если их не было, уходили разочарованные. Когда-то запуганный народ сразу преобразился, кто когда-то дрожал перед законом, теперь испытывали чувство гордости, если их должны были арестовать за участие в борьбе за свободу».[30]

Страницы: 1 2 3 4

Историческое значение Земской реформы
Без сомнения, земства сыграли выдающуюся роль в поднятии культурного уровня русской деревни в распространении гра­мотности среди крестьян. Не менее велика и роль земства в развитии здравоохранения в Европейской России. Земские боль­ницы были открыты для всех слоев крестьянства, до этого прак­тически лишенного какой бы то ни было медицин ...

Санкт – Петербург. Педагогическая деятельность Жуковского
"Послание императору Александру", написанное Жуковским в 1814 г., навсегда решило его судьбу. Императрица Мария Федоровна выразила желание, чтобы поэт приехал в Петербург. Годы 1817 - 1841 обнимают собой период придворной жизни Жуковского, сначала его назначили чтецом императрицы, потом пригласили преподавателем русского языка ...

Философия науки по В.В. Налимову и немного философии жизни
Под философией науки в данном тексте понимается не что-нибудь возвышенное и общее, а совершенно простая вещь, которую лучше называть философией конкретного научного исследования. Это совокупность некоторых (по необходимости приблизительных) представлений о цели исследования, о тех методах и средствах, которыми мы располагаем, о тех рез ...