Исследователи крестьянской реформы единогласно отмечали, что основной вопрос, стоящим перед её устроителями, касался будущей судьбы поземельной крестьянской общины[11].

Судьба крестьянской общины при разработке условий отмены крепостного права являлась одной из самых спорных проблем. «В период подготовки реформы и в прессе, и на заседаниях комиссий разгорелся спор о целесообразности и жизнеспособности этого старинного хозяйственного института»[12]. В дворянских комитетах, Редакционных комиссиях, Главном комитете по крестьянскому делу находились и горячие сторонники общины, и её убеждённые противники. Защитники общины ссылались на сложившиеся обычаи и опасность их коренной ломки, преимущества уравнительного землепользования, которое может предотвратить образование безземельного пролетариата, большую простоту отвода земли и предоставления государством закупной суммы целым обществам, а не кадому крестьянину. В среде защитников поземельной крестьянской общины можно выделить два течения: охранительное[13] и славянофильское. Славянофилы (в частности эксперты в Редакционных кмиссиях Ю. Ф. Самарин и В. А. Черкасский) исходили из веры в её исконность, самобытность и жизненную силу. Они также видели в ней гарантию против возникновения пролетариата и революционного рабочего движения[14].

Круговая порука выдвигалась (как славянофилами, так и охранителями) в качестве надёжной и, главное, единственной гарантии взыскания помещичьих и казённых податей и платежей. Кроме того, защитники общины утверждали, что «мир» является надёжным и сильным преемником помещичьей власти[15].

Сторонники буржуазных принципов частной собственности, независимости личности от власти «мира», свободы предпринимательства доказывали архаичность общины, её тормозящую роль в развитии сельского хозяйства, свободного распоряжения землёй, ограничение передвижений и т. п. лишали крестьян стимула и возможностей производить улучшения в своём хозяйстве. Как утверждает хорошо знавший историю разработки реформы П. П. Семёнов-Тянь-Шанский, «большинство Редакционных комиссий было уже в то время на стороне линой, а не общественной собственности»[16]. Он отмечал, что так как за исходную точку реформы был признан «существующий факт», то никто из членов Редакционных комиссий не мог согласиться на насильственный переворот, на обращение общинного землепользования в подворное.

У нас есть все основания принять точку зрения А. А. Корнилова, что устроители реформы «стояли прежде всего на точке зрения обеспечения благосостояния населения и государственных нужд. У них, несомненно, была большая доброжелательность по отношению к крестьянам, искреннее стремление коренным образом улучшить их быт, но так как они стояли на точке зрения благосостояния, а не свободы личности в собственном смысле слова, то понятно, что иногда вопросы благосостояния у них брали верх над вопросами личного освобождения»[17]. Становится вполне объяснимым тот факт, что верх взяли соображения в пользу сохранения общины по причинам, как говорил много занимавшийся крестьянским вопросом С. Ю. Витте, удобства для правительства «стадного управления» крестьянством в повседневной административной, полицейской и фискальной деятельности[18].

Как видим, сторонники общины (за исключением, быть может, одного Самарина) отнюдь не стремились «закреплять её на вечные времена», но считали, что «расторгать насильственными мерами её тоже не следует – её надо постепенно развязывать, освобождать от внутреннего гнёта круговой поруки, но не расстраивать её организм, обеспечивающий и порядок администрации и правильное отбывание повинностей»[19]. Сторонники сохранения общины в среде Редакционных комиссий отнюдь не закрывали глаза на несовершенства наличной формы общинной организации. «Но другой формы, другого органа для внутреннего общественного управления Русской земли в данный момент нет и найти, выдумать и устроить нет никакой возможности»[20].

В среде Редакционных комиссий преобладало мнение, что со временем общинное владение будет уничтожено и функции сельского общества сосредоточатся в волости[21]. «Положение 19 февраля 1961 года» сохранило поземельную общину там, где она существовала при крепостном праве, но предоставило мирскому сходу квалифицированным большинством в 2/3 голосов принимать решение о переходе на подворно-наследственное участковое землепользование.

Расцвет Руси при Ярославе Мудром
Междоусобица показала, сколь непрочным было объединение Руси, сколь сильны были стремления некоторых земель к отделению от Киева. Эти стремления не смогли притушить и сыновья Владимира. Напротив, сами они попадали под влияние той среды, в которой жили и правили. Став «самовластцем», Ярослав пошел по пути отца. Он послал в крупные город ...

Деревня в первое десятилетие советской власти. Аграрные преобразования в деревне
В XX в. Россия вступила как многонациональная крестьянская страна. Центральным вопросом общественно-политической жизни страны и «гвоздем» всех русских революций был аграрно-крестьянский вопрос. Крестьянство, составлявшее 4/5 населения, страдало от малоземелья, высоких налогов и огромной задолженности по выкупным и арендным платежам крес ...

Последние годы жизни
Следишь за его жизнью, и становится невыразимо жаль Жуковского, из-за какого-то постоянного сиротства и одиночества, охватывавшего его душу. Какой надо было обладать внутренней силой натуры, чтобы вынести все это, выстоять. Поистине он был поэтом божьей милостью. В 1823 году в Дерпте умерла во время родов М.А. Мойер (Маша Протасова), че ...