Сталин не был неизбежен. Но его неизбежность нарастала с каждым годом. Не сама собой, он сам строил эту нужность. Он утверждал её, придавая всему совершающемуся такие черты, которые делали его все более необходимым.

М. Гефтер рассуждает об актуальности Сталина. Да, он актуален, причем в двух смыслах: в меру его присутствия в нас и в меру нашего освобождения от него - и обе эти меры неизвестны! Сталин - фигура историческая, но по сей день спорят о "сталинизме", и разве только как о пережитке? "Мы чувствуем: к былому здесь примешано грядущее. Сталин и кровь нерасторжимы. И не просто кровь человеческая, на которой история зиждется. Он весь связан с кровью . и это рушит всякое рациональное объяснение - и его самого, и нас, и истории как таковой"[55].

Ю.С. Борисов разводит понятия "Сталин" и "сталинизм"[56]. Он считает, что одно может существовать без другого. Сталин, действовал без брони сталинизма. Да и выковал он его не один и не только для себя. Когда командно-административная система развернулась во всю мощь, он, будучи на ее вершине, мы мог действовать лишь как ее главный функционер. И в этом качестве мог быть заменен другим человеком, выполняющим функции "верховного обслуживателя" системы.

А.И. Зевелев[57] считал, что сталинщина начинается ни с марксизма, нис.ленинизма. Они были лишь оболочкой сталинщины. А удалось ее создать потому, что Ленин не успел сформулировать дельную концепцию социализма.

Но сталинщины могло бы и не быть. Ее возникновение не было закономерностью социализма. Культ личности не охватывает всю сложность этого политического явления. Взгляды Сталина не марксистские, не ленинские, не социалистические.

Сталин считал демократию "свободой поддерживать решения партии и вождя"[58]. Он никогда не понимал и не хотел понимать сути пролетарской демократии. Он узурпировал монополию на толкование ленинских положений, а несогласие с ним означало несогласие с Лениным. Д. Волкогонов поражается – " . ни одному человеку в мире не удалось . совершить фантастическое - уничтожить миллионы собственных сограждан и получить взамен слепую любовь еще большего количества людей"[59]. Также Д. Волкогонов, как и выше упомянутые авторы, приводит факторы, которые "все, кроме совести, работали на Сталина"[60], а именно: почти полное отсутствие гласности в делах высшего руководства, придание особого веса "секретности", ликвидация контроля трудящихся над властью - все это рождало условия для обожествления вождя. Прибавим к этому цезаристские настроения в массах и наличие "угрозы нападения империалистов - все это давало в руки партии аргумент в необходимости ограничения демократии".

Таким образом, Сталин сформулировал свою "теорию" властвования в обществе. Под стать "теории" были найдены формы и методы осуществления ее на "практике".

Страницы: 2 3 4 5 6 7 

Фонды
Фонд Российской государственной библиотеки берет свое начало с коллекции Н.П. Румянцева, в составе которой было более 28 тысяч книг, 710 рукописей, более 1000 карт. В "Положении о Московском публичном музеуме и Румянцевском музеуме" было записано, что директор обязан "наблюдать" за тем, чтобы в Библиотеку Музеев поп ...

Режим “нормализации” 70-80-х гг.
Со второй половины 1969 г. начался постепенный возврат к централизованным методам управления экономикой. Был принят специальный закон о правилах формирования госбюджета. Вновь условия развития экономики стали диктоваться политическими соображениями. Поскольку добиться успехов в процессе “нормализации” можно было лишь повышая уровень жиз ...

РГБ в XX-XXI вв.  Музей, библиотека после 1917 г.
К началу 1920-х гг. Библиотека Московского публичного и Румянцевского музеев, Императорского Московского и Румянцевского музея (с 1917 г. - Государственного Румянцевского музея (ГРМ) была уже сложившимся культурным, научным центром. Василий Дмитриевич Голицын продолжал до марта 1921 г. оставаться директором ГРМ. С марта 1921-г. до октяб ...