Политическая система тоталитарного режима способствовала укреплению неограниченной власти Сталина, давала ему возможность осуществлять репрессии, а также поддерживать атмосферу страха, нужную для упрочнения положения правящей верхушки, и абсолютного всевластия в обществе.

Сегодня для нас является неизбежным отказ от многих привычных представлений о прошлом, а также полемика вокруг проблем сталинизма проходит в условиях, когда еще не создано правовое государство и отсутствует полная гарантия невозможности возобновления репрессий в стране. В связи с этим особенно важно осмыслить место 30-х годов в нашей истории. Именно в то время завершилось складывание тоталитарного режима, подчинившего всю власть в стране командно-приказной власти. Этот режим обеспечивал возможность директивного управления экономикой и т.д., но в то же время уничтожение малейших ростков демократии в государстве.

В массовых репрессиях периода 30-х - 40-х годов наиболее полно проявил свою античеловеческую сущность сталинизм, который был порожден самой системой тоталитарного государства.

Одной из приоритетных задач для исследований в этой области является историческое изучение процессов массовых репрессий среди крестьянства в 30-е годы, т.к. способствует конкретизации представлений о трагедии крестьянства России.

Лишь на новой волне осуждения сталинизма К теме репрессий в Советском Союзе впервые обратились отечественные историки в середине 50-х - начале 60-х гг. в период критики "культа личности". В многочисленных работах тех лет показаны судьбы отдельных репрессированных, обоснован вред, нанесенный стране, указаны виновные в этих беззакониях и приведены цифровые данные о масштабах репрессии. Поскольку репрессии связывались исключительно с личностью Сталина, то после 1965 г., в связи с реабилитацией вождя, эта тема стала нежелательной и вскоре полностью исчезла из исследований.

Ценность работ 30-х годов состоит в наличии в них большого количества статистических материалов, сведений о передовых колхозниках, ударниках.

Отечественные историки в своих многочисленных работах 30-40-х гг, в условиях тоталитарного режима, в целом искажает реальную обстановку в стране. Их работы выполняли функцию идеологического обоснования необходимости проведения репрессий против "врагов партии и народа".

Объекты исследования этих работ не выходили за рамки "Краткого курса истории ВКП(б)", а лишь подтверждали своим содержанием отдельные положения этого своеобразного "катехизиса социализма".

Появление первых монографии и диссертации по данной тематике относятся к периоду конца 40-х - первой половины 50-х годов. В большинстве своем они дают обобщающий характер данных[1]. Хотя среди «плюсов» следует отметить то, что в научный оборот стали вводиться материалы центральных и местных архивов. В целом же, работы историков 50-х годов отмечены ограниченностью их проблематики, слабостью научной аргументации, довольно небольшим кругом научно-исторических и статистических материалов.

В впервой половине 60-х годов, указанные недостатки стали преодолеваться, значительно возросло число исследований, расширилась их проблематика, появилась возможность более широкого доступа к материалам архивных фондов, документам.

Страницы: 1 2 3 4 5

Атаман Мещеряк
«Волжские казаки сначала были вольницей, существовавшей до XVI века, с основанием на Волге Самары и других крепостей, появляются служилые самарские и иные волжские казаки…».[8] В 1586 году воевода князь Григорий Засекин в устье реки Самара в месте ее впадения в реку Волга основал крепость Самара. Гарнизон крепости состоял из городских ...

Образование и карьерный рост
Благодаря высоким связям отца, Константин Грот был направлен по личному указанию императора Николая I на учёбу в Александровский Царскосельский пансион. По окончанию в 1835 году Царскосельского лицея был назначен секретарём президента гоф-интендантской конторы у графа Кутайсова. После пожара в Зимнем дворце в 1837 году К.К. Грот по при ...

Крестьянское выступление в Самуйлово
Наиболее крупное восстание произошло в селе Самуйлово. Выступление 3500 крестьян Самуйловской вотчины князя Павел Голицына, которое продолжалось до середины мая. В имении было несколько грамотных крестьян, которые собирали народ и читали Манифест. Крестьянин Иван Андреев, «придя с Манифестом и разными печатными объявлениями, толковал к ...