- именно председатель Государственного Совета (а не председатель Думы) вносил на усмотрение императора принятые обеими палатами законопроекты (ст. 14 гл. II Указа от 29 февраля 1906 г. «О переустройстве учреждения Государственного Совета»).

Что касается полномочий собственно российского парламента — Государственной Думы, то они ограничивались: во-первых, Государственным Советом; во-вторых, по предметам ведения. Так в соответствии с Указом от 20 февраля 1906 г. «Учреждение Государственной Думы» (гл. V) Дума не обладала полномочиями по осуществлению конституционной реформы: не вправе была «даже возбудить вопрос об изменении Основных государственных законов»[18]. Из числа наиболее важных полномочий Государственной Думы (в модели актов 20 февраля 1906 г.) О. И. Чистяков отмечает: «бюджетные права, а также некоторые вопросы, связанные со строительством железных дорог и учреждением акционерных обществ и право депутатов Думы обращаться с запросом к представителям администрации».[19]

Вершиной развития законодательства о Государственной Думе, учрежденной под давлением первой русской революции 1905-1907 гг. стали также утвержденные Указом Николаем II Основные государственные законы Российской империи от 23 апреля 1906 г. Сейчас расширяется круг сторонников позиций, что Основные государственные законы от 23 апреля 1906 г. могут быть квалифицированы как первая Российская Конституция - хотя конституцией они официально не именовались.

В Основных государственных законах формулировалась концепция Парламента, «встроенного» в специфический механизм «разделения властей». Особенность этого механизма «разделения властей» проистекала уже из того, что сама Конституция 23 апреля 1906 г. была дарована (октроирована) Российским императором, таким образом она не отрицала принцип самодержавия.

В основных государственных законах апреля 1906 г. делалась попытка совместить принцип самодержавия с принципом «разделения властей»:

- Так, в преамбуле Основных государственных законов 1906 г. говорилось о разграничении области принадлежащей монарху «нераздельно власти верховного государственного управления от власти законодательной» (ч. 3 преамбулы). Очевидно, что здесь речь о разграничении учредительной и законодательной власти.

- В преамбуле и в ст. 4 Основных государственных законов было сказано о «верховной самодержавной власти», принадлежащей императору нераздельно (власти верховного государственного управления).

- В преамбуле и в ст. 7 называлась также «законодательная власть», которую осуществляет «государь-император . в единении с Государственным Советом Государственной Думой».

Таким образом монарх подтверждал, что он отказывается от монополии в законодательной деятельности и признает Государственный Совет и Государственную Думу в качестве еще двух законодательных органов, которым он передает часть своих полномочий в законодательной сфере.

Помимо участия в парламентском законодательном процессе монарх, согласно Основным государственным законам 23 апреля 1906 г., обладал полномочиями на самостоятельное законотворчество. Здесь отметим два аспекта. Во-первых, как указывалось, Основные государственные законы (т. е. конституционные законы) подлежали изменению лишь по «почину» (инициативе) императора. Во-вторых, монарх в отдельных случаях мог издавать нормативные акты (указы) и по вопросам, отнесенным к компетенции парламентского регулирования. Однако это нормотворческая деятельность императора могла им осуществляться только «во время прекращения занятий Государственной Думы», вызванного чрезвычайными обстоятельствами. Кроме того, акты нормотворческой деятельности монарха по вопросам, отнесенным к ведению Парламента должны были подтверждаться Государственной Думой после возобновления ее работы, в противном случае их действие прекращалось. Таким образом, Российский монарх, в соответствии с Основным государственным законом 23 апреля 1906 г., сохранял достаточно широкие полномочия, хотя в сфере осуществления законодательной власти они были уже не абсолютными, а ограниченными.

Страницы: 1 2 3 4

Культура
Создание свода законов «Тайхорё» способствовало внедрению в сознание японского общества идеи законности сложившегося в стране порядка. Укреплению императорской власти способствовали первые летописи: «Запись древних дел» («Кодзики» — 712 г.) и «Анналы Японии» («Нихонги» — 720 г.), в которых были зафиксированы древние мифы, старинные лег ...

Судьба интеллигенции, репрессированной летом-осенью 1922 года.
Первым упоминанием о количестве интеллигенции, депортированной из советской России осенью 1922 года является интервью В.А.Мякотина берлинской газете «Руль». По сохранившимся «Сведениям для составления сметы на высылку» [3] антисоветской интеллигенции можно оценить её примерные размеры. Руководством партии и государства первоначально ...

Характеристика источников.
Источниковую базу работы составили нормативные акты, отражающие воззрения роялистов и оппозиции «Петиция о праве, 7 июня 1628 г.», «Ремонстрация против потонного и пофунтового сбора, 25 июня 1628 г.», а также речи, декларации, резолюции.Другую группу источников составили статистические данные о развитии экономики – торговли, мануфактурн ...