Приведенные во введении высказывания Хрущева начинают казаться, по меньшей мере, очень сомнительными, когда читаешь характеристики Сталина, которые приводятся в мемуарах выдающихся военных деятелей второй мировой войны. В этом смысле представляет большой интерес мнение первого заместителя министра обороны в правительстве Хрущёва Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза А.М.Василевского из его мемуаров «Дело всей жизни»:

« .Хорошие отношения были у меня с Н.С. Хрущёвым и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как не поддержал его высказывания о том, что И.В. Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный Главнокомандующий. Я до сих пор не могу понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и членом военного совета ряда фронтов, Н.С. Хрущёв не мог не знать, как был высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он так же не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную компетентность руководства вооружённой борьбой .»[9].

В этом отрывке Василевский явно показывает, что Хрущев в своих выводах относительно Сталина отклоняется от истины и пишет откровенную ложь. Но это и понятно, так как написано все это было Хрущевым с сугубо политическими целями, чтобы понизить авторитет Сталина и оправдать свой политический курс.

Далее Василевский приводит характеристику личности и стиля его руководства: «По моему глубокому убеждению, И.В. Сталин . являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран по войне. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период войны. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем, вместе с тем не лишённым и личного обаяния.

И.В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь, прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задаёт вопросы, подаёт реплики. А когда кончится обсуждение, чётко сформулирует выводы, подведёт итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или ГКО, а также директив или приказов Верховного Главнокомандующего»[10].

Эти слова о Сталине пишет Маршал Советского Союза, который, работая в Генштабе, всю войну был тесно связан со Сталиным, который выполнял важнейшие поручения Ставки Верховного Главнокомандования по координации в 1942-1944 гг. действий ряда фронтов, а в 1945 году командовал 3-м Белорусским фронтом. Василевский отразил в своих мемуарах стиль работы Сталина в Ставке. Большую часть времени Василевский проводил на фронте как представитель Ставки, выполняя прямые указания Сталина, и достаточно мало времени Александр Михайлович проводил в Москве, занимаясь непосредственно делами Генштаба. У Сталина, по сути, было такое правило: если возникают какие-либо кризисные ситуации или готовятся особо ответственные операции, то на фронт обязательно выезжали Жуков или Василевский. В личных и телефонных беседах со Сталиным, выполняя его поручения и докладывая о своих действиях, Василевский, конечно же, мог составить четкое представление о роли Сталина в войне, о его личных качествах и стиле руководства.

Схожие суждения можно найти и в книге мемуаров Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза К.К.Рокоссовского «Солдатский долг». Рокоссовский здесь рассказывает о ходе военных действий и тех людях, с которыми ему приходилось вместе воевать и работать. Маршал не особо акцентирует внимание на анализе личности Сталина, но его отношение к Верховному главнокомандующему можно понять из текста книги, из описанных им бесед и встреч со Сталиным. А таковых у Рокоссовского за весь период войны было не мало, что во многом связано и с теми важнейшими военными операциями, которыми он руководил. Рокоссовский командовал армией в битве под Москвой, Брянским фронтом и Донским фронтом в Сталинградской битве, Центральным, Белорусским, 1-м и 2-м Белорусским фронтами в Висло-Одерской и Берлинской операциях.

Страницы: 1 2

Прогресс и казнокрадство[2]
Облик Сибири с приходом русских стал меняться. В привычный лесостепной ландшафт стали вписываться дозорные вышки сторожевых укреплений. В бассейне Иртыша возникли Тюмень (1586), Тобольск (1587), Тарская крепость (1594), на Оби выросли Березов (1593), Обдорск (1593), Сургут (1594), остроги Нарымский (1597) и Кетский (1602). Вождь томских ...

Административные и социально-правовые реформы Мейдзи 1870-1880 гг.
Падение сословия режима Токугава повлекло за собой ряд реформ, целью которых было создать благоприятные политические и экономические условия для развития Японии по западноевропейскому образцу. Первым серьёзным ударом по феодальному строю и привилегиям самурайства было то, что императорское правительство заставило дайме отказаться от их ...

Уголовная ссылка
Как правило, приговоренные к ссылке, через специальные учреждения в Тобольске и Тюмени (Тюменское общее по колоднической части присутствие, Тобольский и Тюменский (1869-1904) приказы о ссыльных), в зависимости от тяжести проступков, распределялись по губерниям и областям Сибири (чем серьезнее правонарушение, тем дальше на восток водворя ...