Приведенные во введении высказывания Хрущева начинают казаться, по меньшей мере, очень сомнительными, когда читаешь характеристики Сталина, которые приводятся в мемуарах выдающихся военных деятелей второй мировой войны. В этом смысле представляет большой интерес мнение первого заместителя министра обороны в правительстве Хрущёва Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза А.М.Василевского из его мемуаров «Дело всей жизни»:

« .Хорошие отношения были у меня с Н.С. Хрущёвым и в первые послевоенные годы. Но они резко изменились после того, как не поддержал его высказывания о том, что И.В. Сталин не разбирался в оперативно-стратегических вопросах и неквалифицированно руководил действиями войск как Верховный Главнокомандующий. Я до сих пор не могу понять, как он мог это утверждать. Будучи членом Политбюро ЦК партии и членом военного совета ряда фронтов, Н.С. Хрущёв не мог не знать, как был высок авторитет Ставки и Сталина в вопросах ведения военных действий. Он так же не мог не знать, что командующие фронтами и армиями с большим уважением относились к Ставке, Сталину и ценили их за исключительную компетентность руководства вооружённой борьбой .»[9].

В этом отрывке Василевский явно показывает, что Хрущев в своих выводах относительно Сталина отклоняется от истины и пишет откровенную ложь. Но это и понятно, так как написано все это было Хрущевым с сугубо политическими целями, чтобы понизить авторитет Сталина и оправдать свой политический курс.

Далее Василевский приводит характеристику личности и стиля его руководства: «По моему глубокому убеждению, И.В. Сталин . являлся самой сильной и колоритной фигурой стратегического командования. Он успешно осуществлял руководство фронтами и был способен оказывать значительное влияние на руководящих политических и военных деятелей союзных стран по войне. Работать с ним было интересно и вместе с тем неимоверно трудно, особенно в первый период войны. Он остался в моей памяти суровым, волевым военным руководителем, вместе с тем не лишённым и личного обаяния.

И.В. Сталин обладал не только огромным природным умом, но и удивительно большими познаниями. Его способность аналитически мыслить приходилось наблюдать во время заседаний Политбюро ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и при постоянной работе в Ставке. Он неторопливо, чуть сутулясь, прохаживается, внимательно слушает выступающих, иногда задаёт вопросы, подаёт реплики. А когда кончится обсуждение, чётко сформулирует выводы, подведёт итог. Его заключения являлись немногословными, но глубокими по содержанию и, как правило, ложились в основу постановлений ЦК партии или ГКО, а также директив или приказов Верховного Главнокомандующего»[10].

Эти слова о Сталине пишет Маршал Советского Союза, который, работая в Генштабе, всю войну был тесно связан со Сталиным, который выполнял важнейшие поручения Ставки Верховного Главнокомандования по координации в 1942-1944 гг. действий ряда фронтов, а в 1945 году командовал 3-м Белорусским фронтом. Василевский отразил в своих мемуарах стиль работы Сталина в Ставке. Большую часть времени Василевский проводил на фронте как представитель Ставки, выполняя прямые указания Сталина, и достаточно мало времени Александр Михайлович проводил в Москве, занимаясь непосредственно делами Генштаба. У Сталина, по сути, было такое правило: если возникают какие-либо кризисные ситуации или готовятся особо ответственные операции, то на фронт обязательно выезжали Жуков или Василевский. В личных и телефонных беседах со Сталиным, выполняя его поручения и докладывая о своих действиях, Василевский, конечно же, мог составить четкое представление о роли Сталина в войне, о его личных качествах и стиле руководства.

Схожие суждения можно найти и в книге мемуаров Маршала Советского Союза, дважды Героя Советского Союза К.К.Рокоссовского «Солдатский долг». Рокоссовский здесь рассказывает о ходе военных действий и тех людях, с которыми ему приходилось вместе воевать и работать. Маршал не особо акцентирует внимание на анализе личности Сталина, но его отношение к Верховному главнокомандующему можно понять из текста книги, из описанных им бесед и встреч со Сталиным. А таковых у Рокоссовского за весь период войны было не мало, что во многом связано и с теми важнейшими военными операциями, которыми он руководил. Рокоссовский командовал армией в битве под Москвой, Брянским фронтом и Донским фронтом в Сталинградской битве, Центральным, Белорусским, 1-м и 2-м Белорусским фронтами в Висло-Одерской и Берлинской операциях.

Страницы: 1 2

Интервенция
Силы антибольшевистского лагеря многократно возрастали в результате поддержки их интервентами. Империалисты всех стран были серьезно обеспокоены тем, что Советская власть, её первые социалистические преобразования сумели завоевать сочувствие, внимание и нравственную поддержку рабочих всего мира. Уничтожить Советскую республику, погас ...

Гизиантеп
Газиантеп является одним из древних центров юго-восточного района Анатолии. Город, находящийся между Месопотамией и Средиземным морем, откуда исходят первые цивилизации и история происхождения, которого доходит до 4000 г. до н. э. расположен на пересечении дорог Исторического Великого Шелкового Пути, которые соединяют юг со Средиземным ...

Общественный строй.
Нет точных сведений, на какой ступени общественного развития стояли древние кыргызы до конца III в. до н. э. Только условно можно предположить, что в те времена кыргызы входили в какое-то крупное племенное объединение. А в 201 г. до н. э. китайские хроники впервые зафиксировали самоназвание этого племени гяньгунь - так передано иероглиф ...