В книге «Солдатский долг», касаясь истории разработки плана Белорусской операции Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, которого Сталин очень ценил и называл «мой Багратион», приводит такой эпизод: «Верховный Главнокомандующий и его заместители настаивали на том, чтобы нанести один главный удар [а не два, как предлагал Рокоссовский – А.Ш.]– с плацдарма на Днепре (район Рогачёва), находившегося в руках 3-й армии. Дважды мне предлагали выйти в соседнюю комнату, чтобы продумать предложение Ставки. После каждого такого «продумывания» приходилось с новой силой отстаивать свое решение. Убедившись, что я твёрдо настаиваю на нашей точке зрения, Сталин утвердил план операции в том виде, как мы его представили. «Настойчивость командующего фронтом, - сказал он, - доказывает, что организация наступления тщательно продумана. А это надёжная гарантия успеха»[11].

Таким образом, Сталин выслушивал мнения военачальников и прислушивался к ним, а не всегда настаивал на своем. В тяжелейшие годы войны армия должна была работать как единый организм, чтобы вместе бороться за победу. Сталин в свою очередь сыграл огромную роль в регулировании отношений между ведущими военными деятелями, учил их принимать решения и брать на себя ответственность. Важно также было для Сталина правильно подобрать людей на ведущие военные посты. Необходимо отметить, что командиры были в основном выходцами их простого народа, что часто помогало им завоевать доверие армии, а также лучше понимать простых солдат.

Если говорить о сталинском стиле руководства, стоит привести цитату из книги Маршала и дважды героя Советского Союза И.Х. Баграмяна, выводы которого очень схожи с размышлениями Рокоссовского.

В своем докладе XX съезду КПСС Хрущев пытался призывать Баграмяна в лжесвидетели, чтобы подтвердить данные им негативные оценки Сталина: «Здесь присутствует маршал Баграмян, который в свое время был начальником оперативного отдела штаба Юго-Западного фронта и который может подтвердить то, что я расскажу вам сейчас»[12].

Но, судя по мемуарам, Маршал был с Хрущевым категорически не согласен: «Зная огромные полномочия и поистине железную властность Сталина, я был изумлён его манерой руководить. Он мог кратко скомандовать: «Отдать корпус! – и точка». Но Сталин с большим тактом и терпением добивался, чтобы исполнитель сам пришел к выводу о необходимости этого шага.

Мне впоследствии частенько самому приходилось уже в роли командующего фронтом разговаривать с Верховным Главнокомандующим, и я убедился, что он умел прислушиваться к мнению подчиненных. Если исполнитель твёрдо стоял на своём и выдвигал для обоснования своей позиции веские аргументы, Сталин почти всегда уступал»[13].

Подобные оценки деятельности Сталина ведущими военными деятелями второй мировой войны вызвали сложности с публикациями многих произведений во времена Хрущева. Так, не были опубликованы книги Главного интенданта Красной Армии, начальника Тыла, генерала армии А.В. Хрулёва, Главного маршала артиллерии, командующего авиацией дальнего действия А.Е. Голованова и многих других, где они высказывали свои оценки сталинского стиля руководства и организации армии.

Страницы: 1 2 

Внешняя политика Ивана IV
После свержения ига Золотой Орды борьба с ханствами, появившимися на ее развалинах (Крымским, Казанским, Астраханским), стала одной из задач внешней политики Руси в XVI в. Другой крупной задачей стало освоение Сибири. Это были богатые земли, о которых мечтало русское дворянство. К освобождению стремились народы Поволжья - марийцы, мордв ...

Дидактические идеи в педагогической деятельности М.В. Ломоносова
Разработку дидактических вопросов М.В.Ломоносов осуществлял на основе идеи познаваемости объективного мира. Основой познания М.В. Ломоносов называл чувственное восприятие, результаты которого проверяются опытным путем. Он всей своей научной и педагогической деятельностью утверждал, что практика является основой познания. Весь процесс че ...

Административные и социально-правовые реформы Мейдзи 1870-1880 гг.
Падение сословия режима Токугава повлекло за собой ряд реформ, целью которых было создать благоприятные политические и экономические условия для развития Японии по западноевропейскому образцу. Первым серьёзным ударом по феодальному строю и привилегиям самурайства было то, что императорское правительство заставило дайме отказаться от их ...