До осени 1917 года общество мало занимало отношение большевиков к Учредительному собранию, однако после 25 октября оно стало решающим фактором. Тактическая линия партии исходила из идеи превосходства пролетарской демократии в лице Советов над буржуазным парламентом с Учредительным собранием во главе[169].

Это подтверждается воспоминаниями о событиях барона А. Будберга, командующего осенью 1917 года кавалерийским корпусом. Его записи в дневнике 17 октября 1917 года свидетельствует о том, что время крупных перемен уже миновало. Единственный шанс – это «полный покой» и «бережное» устранение всего, что может вызвать острое «воспаление». Барон настаивает на том, чтобы сохранить это состояние до созыва Учредительного собрания[170].

Из этих слов мы видим, что время Временного правительства начинает истекать, так как «надо, чтобы за ней стояла реальная сила, а не одни только воззвания, декларации и резолюции»[171]. Народ устал от «говорильни», желая увидеть реальные дела правительства и неверие наболевших вопросов в обществе.

В. М. Чернов непосредственный очевидец всех событий писал следующее: «7 октября большевистская фракция Предпарламента демонстративно покинула его, в знак протеста и возмущения»[172]. Возглавил эту группу Троцкий. В оглашенной ими декларации большевики возвещали стране: «Буржуазные классы, направляющие политику Временного правительства, поставили себе цель сорвать Учредительное собрание!»[173] Обвиняя официальные власти в неисполнении своих обещаний, прейдя к власти, большевики, разгонят его без тени сожаления.

Сенсация Ленина – Троцкого при помощи их партийной прессы, облетела всю страну. В головы масс вбивалось страшное подозрение: народ и страна обмануты, Учредительному собранию уготованы Временным правительством «похороны по первому разряду»[174].

Однако население страны не было информировано о конфронтация в партии большевиков по вопросу о созыве Учредительного собрания. В протоколе заседания Центрального Комитета РСДРП (б) от 10 октября 1917 года, из речи В. И. Ленина следует однозначное утверждение, что ждать Учредительного собрания бесполезно, так как оно «явно будет не с нами и значительно усложнить нашу задачу»[175]. В. И.Ленин, очевидно, опасался этого представительного органа, так как большевики не были уверенны в своих позициях в Учредительном собрании.

Однако среди большевиков были те, кто не были согласны с позицией В. И. Ленина. Л.Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев говорили, на том же заседании, что шансы партии на выборах в Учредительное собрание превосходны. Разговоры о том, что влияния большевизма начинает падать, они считали не обоснованными и, считали их происками политической игры других партий. Выражалась искренняя надежда на то, что при правильной тактике большевики получат «треть, а то и больше мест в Учредительном собрании»[176]. Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев рассчитывали на легитимный приход к власти.

В. И. Ленина также не поддерживал Я. М. Свердлов и другие функционеры, связанные с провинцией, не без основания опасаясь, что отсрочка будет воспринята как ликвидация Учредительного собрания[177].

Неопределенность большевиков в тактике борьбы за власть играла только на руку Временного правительства, и сеяло большие догадки в партии большевиков. Из письма А. В. Луначарского к жене от 25 октября явно видно о его предложениях на счет дальнейшего расположения большевиков. И вообще политического курса страны: «Сегодня – завтра все должно решиться по трем точкам: 1. Либо Временное правительство победит целиком, тогда реакция, быть может, медленная, но верная. 2. Либо Петроградский совет победит целиком. Тогда ряд спасительных революционных мер, но какая тяжесть ответственности, какие чудовищные трудности. Либо 3-я линия: демократическая власть без цензовых элементов. Созыв Учредительного собрания при толковой оппозиции большевиков, может быть при участии их в общедемократическом правительстве, и тут трудности велики, но это – лучший исход».[178] На наш взгляд, трудности, о которых писал А. В. Луначарский, связанны, прежде всего, с реакцией населения страны в защиту власти Временного правительства. И трудности иного плана – разногласия в тактике и стратегии политических действий большевиков. Под «великими трудностями» можно предположить сложности с опытом коалиционного правительства, так как противоречия в правительстве сеяли только хаос в стране.

Итак, в результате вооруженного восстания 24-25 октября 1917 года в Петрограде к власти пришли большевики. «Сам захват власти большевиками 25 октября был произведен под лозунгом: «Обеспечить немедленный созыв Учредительного собрания!»[179] - вспоминал очевидец тех событий Ш. Вишняк.

Страницы: 1 2 3

Внешние приоритеты в начале века. Войны с Наполеоном.
На рубеже ХVIII-ХIХ вв. четко определились два направления во внешней политике России: 1) ближневосточное — борьба за укрепление своих позиций в Закавказье, на Черном море и на Балканах и 2) европейское — участие России в коалиционных войнах против наполеоновской Франции. В 80-90-х гг. XVIII в. обстановка в Закавказье резко обострила ...

Жалованная грамота дворянству 1785 г.
Дворяне желали консолидироваться, обособиться от остальных сословий. Идея “Дворянского Корпуса” как чего-то изолированного уже вполне созрела и проникла в сознание дворянских масс. “Чтобы корпусу дворянства права и преимущества самодержавной властью пожалованы были”, - требовали волокаменские дворяне. Корпуса дворянского, отдельного “от ...

Кружок "ревнителей благочестия"
Церковные порядки середины XVII в. вызывали немало нареканий как у мирян, так и среди самого духовенства. Много нелепого было и в чине богослужения, например, многогласие, когда в целях сокращения церковной службы в храме одновременно читали евангелие, пели и произносили ектении или возгласы. Господствовало хомовое пении, при котором сл ...