Первым шагом Никона на новом поприще стало исправление церковной обрядности. Впоследствии официальная церковная историография изображала дело таким образом, что реформа Никона была призвана, всего лишь очистить церковную службу от накопившихся за несколько столетий искажений. На самом деле решение взять за основу греческие богослужебный чин было весьма спорным, поскольку он претерпел существенные изменения со времен крещения Руси. Византийские монахи, приехавшие на Русь в X в. при князе Владимире, научили русских креститься двумя перстами. С той поры двоеперстие сохранилось на Руси и в Сербии. Однако в самой Византии в XII в. под влиянием борьбы с несторианами двоеперстие было заменено троеперстием. Изменились и все богослужебные чины, некоторые песнопения были заменены другими. Тем не менее выбор был сделан в пользу греческих образцов. Отчасти это было связано с необходимостью устранить различия в обрядах с украинской церковью после присоединения Украины. Не случайно сверку книг проводили приглашенные из Киева ученые монахи во главе с Епифанием Славинецким. Сам Никон не сомневался в том, что совершает богоугодное дело и способствует объединению церквей. Он ссылался на уложенную грамоту об учреждении патриаршества в России, подписанную и присланную всеми Восточными патриархами со множеством греческих епископов. В грамоте говорилось, что Московский патриарх есть брат всех прочих православных патриархов, единочинен им и сопрестолен, а потому должен быть согласен с ними во всем. Патриарх Никон пригласил в Москву бывшего патриарха Константинопольского Афанасия, патриарха Антиохийского Макария и патриарха Сербского Гавриила. С Иерусалимским патриархом Паисием Никон вел переписку. Надо сказать, просвещенного патриарха Паисия приводило в замешательство неуемное рвение московского собрата. Он пытался объяснить Никону условность обрядов. "Не следует думать, - писал Паисий, - будто извращается наша православная вера, если кто-нибудь имеет чинопоследование, несколько отличающееся в вещах, которые не принадлежат к числу существенных или членов веры, лишь бы соглашался в важных и главных с кафолической церковью". Но эти увещевания пропали даром, скорее всего, Никон просто не понял, что ему хотят объяснить[13].

Пред наступлением Великого поста в 1653 г. Никон разослал по всем церквям московским "память", в которой говорилось: "не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; еще и тремя персты бы есте крестились". Одновременно с этим шла сплошная проверка русских богослужебных книг. В конце 1653 г. или начале 1654 г. Никон собрал в Кремле собор и предложил вопрос: "Следовать ли новым нашим печатным служебникам или греческим и нашим старым?" Большинство отвечало, что надо следовать старым славянским и греческим книгам. Но сплошная сверка славянских "харатейных", то есть рукописных книг, проведенная специально приглашенными из Киева учеными монахами во главе с Епифанием Славинецким, обнаружила множество расхождений. Тогда за основу были взяты одни только греческие оригиналы, которые в большом количестве доставили с Афона и других монастырей.

В книги было внесено множество поправок, например, в слово "Исус" была добавлена еще одна буква и оно стало писаться "Iисус", из второго члена символа веры была изъята буква "аз", а в восьмом - пропущено слово "истинного" и так далее.

Страницы: 1 2

Общественная оценка реформы
Как был встречен новый закон? Революционные демократы дали ему резко отрицательную оценку. Они совершенно правильно и вполне последовательно в духе своих революционных взглядов отказывались призна­вать в Положении о земских учреждениях действительное самоуправление. «Новые Положения, — писал А. И. Герцен, — до такой сте­пени мизерны, ...

Жизненный путь Ф.Ф. Ушакова и Г. Нельсона.  Ф.Ф. Ушаков - адмирал от Бога
Полноценное изучение биографии Федора Федоровича Ушакова было проведено Владимиром Дмитриевичем Овчинниковым и Валерием Николаевичем Ганичевым. И документальная основа трудов этих ученых заслуживает полного доверия. Не соглашаться с этим причин у меня не было. А для того чтобы провести собственные исследования в этой области ограниченны ...

Иркутские благотворители
В Иркутске замечательная буржуазия. Трапезниковы, Сибиряковы, Баснины, Пономаревы, Белоголовые. Они не признают грошей: дают сотнями тысяч. Связь с городом чувствуется живо. Пономарев составляет завещание: «Употребить все мое состояние (свыше миллиона рублей) единственно на пользу человечества, науки, искусства и не оставлять в полную с ...