Интеллигенция ощущала себя сердцевиной российского общества, пока существовали два его полюса: власть и народ. Существовала тирания власти и необразованность народа, а между ними – узкий слой образованных людей, ненавидящих власть и сочувствующих народу. Русская интеллигенция – это своего рода вызов российскому самодержавию и крепостничеству; порождение уродливого уклада российской жизни, отчаянная попытка его преодоления.

«Русская интеллигенция – лучшая в мире» - заявлял Максим Горький. Конечно, наша интеллигенция отнюдь не лучшая по отношению к другим аналогичным группам на Западе; она – другая. Классического русского интеллигента нельзя сравнить с Западным интеллектуалом. Близкие и подчас пересекающиеся эти понятия отнюдь не синонимы. Интеллигент в русском понимании этого слова совсем не обязательно интеллектуально-рафинированная личность, то есть учёный, писатель, художник, хотя именно такие профессии чаще всего питают интеллигентный слой.

Да, русская интеллигенция по-своему уникальна. Это не означает, что она идеальна. Её нельзя рассматривать как сообщество людей, спаянных передовыми взглядами и безупречных в моральном отношении. Ни по социальному, ни по культурному своему составу интеллигенция во все времена не была единой. И никогда не удавалось достигнуть идейного взаимопонимания. Напротив: в этой среде то и дело сталкивались, враждуя друг с другом, различные тенденции и уклоны. К интеллигенции принадлежали и либералы, и консерваторы, и даже ненавистники самой интеллигенции. Они вели между собой неутихающую борьбу, яростно и гневно обличали друг друга. Нетерпимость – одно из отличительных свойств русской интеллигенции. В силу своей отчуждённости от государства, которую П.Б.Струве называл «отщепенством», интеллигенция на протяжении XIX века уходила в сектантство, распылялась по тайным обществам.

Интеллигентов часто и справедливо упрекали в «беспочвенности»: чрезмерном отрыве от действительной жизни, резонёрстве. Неспособность к созидательному труду – это болезнь русской интеллигенции, стремившейся употребить все силы на разрушение некой стены. Русские интеллигенты в своей стране оказывались людьми ненужными, не пригодными к делу. Но нельзя забывать: праздность и пассивность русского «лишнего человека» - лишь одна из форм обретения им независимости. Русские писатели сочувствовали таким людям. В романе Гончарова «Обломов», главный герой, возлежащий на диване, по-своему обаятелен и более «интеллигентен», чем предприимчивый Штольц.

Что касается неизменного упрёка в «западничестве», то он, разумеется, справедлив. Начиная с XIX века, русская интеллигенция чутко улавливала новые политические, философские и научные веяния с Запада. Впрочем, немало подлинных русских интеллигентов принадлежало к славянофильскому и антилиберальному лагерю. Важно так же и то, что и славянофилы и западники, идеалисты и материалисты, все они в равной мере – порождение русской жизни, складывающейся из противоречивых, подчас, несовместимых начал. «Беда русской интеллигенции не в том, что она не достаточно, а скорее в том, что она слишком русская» - подчёркивал Мережковский.

Интеллигенция, в своих благих устремлениях создала в России условия, благоприятные для распространения коммунистических идей.

Попытка ввести новую породу интеллигенции, произрастающую из абсолютно новых корней, - одна из наиболее интересных и поучительных глав в истории Великого Эксперимента. Основой будущей новой интеллигенции должна стать (и стала) социально-близкая рабоче-крестьянская молодёжь, не отягощённая наследием прошлого и ушедшая в 1920-е годы в рабфабрики и вузы, которые, по команде, охотно раскрывали свои двери для каждого, кто подходил на эту роль по социальным признакам. Партия четко следила за отбором молодёжи. Людям, желающим заниматься искусством или наукой, было необходимо получить высшее образование, что уже в 1920-е годы становится практически невозможным для дворянских детей, выходцев из купеческих семей, детей бывших промышленников, священнослужителей, военных, высокопоставленных слушателей и т.п. Приём в вузы регулировался (вплоть до середины 1980-х годов) десятками секретных инструкций.

Но произошло то, чего никто не предвидел. Всеобщее начальное и среднее образование, одно из величайших завоеваний социализма, принесло плоды. Получив доступ к знаниям, дети из необразованных семей обретают со временем способность к самостоятельному взгляду на вещи. Пройдет время, и в СССР на основе «новой советской интеллигенции» сформируется антисоветская и начнёт разрушать то, что сформировалось в России на крови и страданиях предшествующих поколений. Но это произойдёт после Большого Террора и Великой Отечественной войны – в эпоху широкомасштабных кампаний И.В.Сталина, направленных против научной и творческой интеллигенции.

Страницы: 1 2 

Гильдейское право
Право гильдий или цехов (в дальнейшем в настоящей работе термины «гильдия» и «цех» используются как синонимы) является особой отраслью средневекового городского права. Деятельность гильдий регламентировалась как нормами магдебургского права, так и нормами собственно цехового права. Существование города в качестве самостоятельного социа ...

Другая сторона юаня
Действительно, за последние 50 лет в Тибете произошли коренные изменения – из средневековой страны, закрытой от внешнего мира, он превратился в активно развивающийся район, привлекающий как инвесторов, так и туристов. Жизненный уровень самих тибетцев увеличился в десятки раз. И все эти изменения – результат социально – экономической пол ...

Расцвет дворянства в России в первой половине XVIII в.
Начало расцвета дворянства приходилось на царствование Елизаветы Петровны. Обязанная своим восшествием на престол дворянству Елизавета невольно должна была действовать на благо этого класса, и мероприятия правительства естественно должны были проникнуться дворянскими тенденциями. Елизавета начала с того, что осыпала милостями гвардию. ...