Возмущение западников вызвали визиты Н.Эрбакана в Иран, Ливию и другие мусульманские страны, его высказывания о необходимости создания исламского общего рынка. При этом руководители Партии Рефах заявляли, что они не ставят в целом под сомнение основы внешней политики страны, ее членство в НАТО. Тем не менее критика нарастала. СМИ создавали картину страшной опасности, нависшей над Турцией, и здесь сваливалось в кучу все – и сама Рефах, и ее участие в правительстве, и активизация фундаменталистов, и полулегальная деятельность тарикатов, и операции террористов из «Хезболлах» на юго-востоке страны, являвшиеся делом рук курдских сепаратистов, и сообщения об активизации каких-то других исламских экстремистских организаций. Таким образом, общественное мнение склоняли к тому, что главное – это устранение от власти Рефах любыми способами.

Интересно, что в американской печати в этот период привлекали внимание к турецкому «эксперименту с демократическим исламским правлением». В США резонно подчеркивали особенность «исламского правления» в Турции – его демократический характер, его осуществление гражданскими, светскими политиками, объединившимися в партию в рамках политического плюрализма западного образца. Добавим, что это «исламское правление» возникло в результате свободного волеизъявления народа в ходе демократических всеобщих выборов.

Однако турецкая демократия вновь показала свою незрелость. В 1995 г. турецкий электорат отказался от уже ставшей привычной западноевропейской модели главной альтернативы – между консерваторами (правоцентристами) и социал-демократами и создал иную альтернативу, переведя Партию Рефах из разряда маргинальных в почти правящую. По нормам и канонам демократии, о желании внедрить которую турецкая элита заявляет постоянно, следовало, уважая мнение избирателей, вести диалог с политическим оппонентом и добиваться взаимопонимания, компромисса, решения проблемы в рамках институтов гражданского общества, пусть незрелого.

Вместо этого упомянутая элита, видимо, полагая, что решение вопроса в указанных рамках затруднительно, решила использовать как политическую силу военных. Вновь проявилась особенность турецкого общества (или его части): в моменты прохождения острых этапов кризисов обращать свои взоры к армии. Следует заметить в связи с этим, что вестернизированная турецкая элита сделала для себя выводы в годы, прошедшие после первого военного переворота 1960 г. – она стала гораздо более внимательно относиться к подбору кадров на главные генеральские посты, чтобы избежать имевших место в прошлом неприятных для нее сюрпризов со стороны военных.

Как сообщали турецкие газеты, инициатива использования фактора армии против Рефах исходила из президентского дворца Чанкая. Генералам дали понять, что их высказывания против «засилья исламской реакции» будут приветствоваться.

Впоследствии в печати Турции и других стран появились сообщения, что «армия ликвидировала исламскую опасность». Но здесь надо подчеркнуть, что армия как таковая никаких прямых действий в связи с этим не предпринимала, никаких антиконституционных интервенций не проводила, в отличие от прошлых десятилетий с их военными переворотами. Состоялись инспирированные президентом С.Демирелем и его командой выступления высших генералов в конституционном органе – Совете национальной безопасности, – направленные на защиту принципа лаицизма от, якобы, имеющих место посягательств на него со стороны исламистов, а конкретно – со стороны партии Рефах и правительства Н.Эрбакана.

В обстановке враждебной кампании, развернутой в СМИ, критики правительства генералами в СНБ Н.Эрбакан в июне 1997 г. решил сократить срок ротации на посту премьера до одного года и в соответствии с протоколом о коалиции, утвержденным меджлисом, передать этот пост Т.Чиллер. Однако президент неожиданно поручил формирование нового кабинета лидеру ПО МесутуИылмазу. Таким образом, вопреки некоторым утверждениям, не армия, а президент С.Демирель сыграл решающую роль в отставке правительства Рефах-ПВП. В турецкой прессе вся эта операция была названа «тихим переворотом», в результате которого демократическая процедура была нарушена, а результат волеизъявления избирателей и решение парламента о вотуме доверия правительству Н.Эрбакана, кстати, еще раз подтвержденное в октябре 1996 г., были проигнорированы. Отметим также, что состоявшиеся в начале ноября 1996 г. частичные муниципальные выборы продемонстрировали рост влияния Рефах, за которую проголосовали 30,4% избирателей.

Страницы: 5 6 7 8 9 10 11 12

Промышленное строительство в Советской Сибири
Одним из первых и главных преобразований большевиков в области государственного строительства стала организация национально-территориальных структур. Не обошли эти реформы и Сибирский регион: на Горном Алтае возникает Ойротская автономная область, в Горной Шории создают национальный район, образованы Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий ав ...

Социально-экономическая политика Китая по отношению к ТАО и её последствия. Социально экономические преобразования
С 1949 года не только Тибет, но и сам Китай претерпел немало изменений. Последний превратился в одну из самых мощных стран мира. Тибет же, под «чутким руководством» Китая, держит курс на интеграцию, индустриализацию и информатизацию. Китай проводил много различных реформ, из которых некоторые приносили тибетскому народу неоценимую польз ...

Роль партийных органов в развертывании массовых репрессий
Тотальный режим, утвердившийся в середине 30-х годов, стал возможен после реализации целой серии мероприятий политики диктатуры партии. Укрепление этой диктатуры в середине 30-х годов имело целью утверждение всевластия партийного аппарата в самой партии и срастания его функций с функциями органов государственной власти. Партия как общес ...