Итак, Карл I, перестав с 1629 г. созывать пар­ламент, должен был собирать налоги без обычных постановлений палаты общин. Не решаясь вводить совершенно новые налоги, как это уже практи­ковалось в то время во Франции, правительство Карла I старалось воскре­сить старые налоги, давно уже вышедшие из практики, налагало штрафы по самым различным поводам, прибегало к широкой продаже торгово-промышленных монополий, хотя они уже дважды (при Елизавете и при Якове I) были торжественно осуждены парламентом в его специальных постановлениях и актах.

Изыскания старых налоговых прецедентов зачастую вели к восста­новлению забытых феодальных порядков. Так, в 1630 г. был вытащен на свет устаревший и давно не применявшийся закон о том, что каждый землевладелец с годовым доходом в 40 ф. ст. и выше обязан являться к королю для посвящения в рыцари. За отказ явиться взимался значитель­ный штраф. Таким путем правительство сумело собрать 100 тыс. ф. ст.[16] Одновременно были увеличены поборы с землевладельцев в виде опекун­ских денег, взимавшихся короной с малолетних наследников дворян в силу феодального права короля. С восстановлением старых феодальных прав короны были связаны и другие экстраординарные фискальные меры правительства, как, напри­мер, лесные законы Карла I. В 1634 г. правительство начало генеральную ревизию земель­ных участков, которые по ста­рым картам и описям входили когда-то в состав королевских лесных владений. На основа­нии этих «обследований» пра­вительство также заставляло лендлордов уплачивать крупные суммы денег, в отдельных слу­чаях достигавшие нескольких десятков тысяч фунтов стер­лингов[17].

В период 1630—1634 гг. правительство издало несколько распоряжений шерифам графств относительно взимания штрафов за огораживания на основании старых статутов против ого­раживаний, издававшихся неод­нократно при Тюдорах. Земле­владельцы, произведшие зна­чительные огораживания в пер­вой половине XVII в., должны были уплатить в казну боль­шие суммы денег. От этих штрафов больше всего страдало новое дворян­ство, проводившее политику огораживаний, и это усиливало его враж­дебное отношение к правительству.

Еще более широкий характер имела восстановленная правительством так называемая корабельная подать, затрагивавшая не только всех зе­мельных собственников, но и горожан. Этот налог уплачивался населе­нием еще в англо-саксонский и ранненормандский периоды в целях борьбы с пиратами, нападавшими на английские берега. Правительство Карла I восстановило этот старый налог, не собиравшийся в Англии в течение нескольких столетий. Сначала, в 1635 г., его велено было собирать только в прибрежных графствах (под предлогом якобы вновь возникшей опасности нападений пиратов). В 1636 и 1637 гг. он был распространен уже на все графства Англии[18]. Правительство возлагало на эту подать весьма большие надежды. Действительно, это был налог, близкий по типу к прямому и повсеместному обложению, и про­ведение его в жизнь при последовательном увеличении налоговых ставок (на первых порах они были еще не особенно велики) обещало впредь сде­лать корону совершенно независимой от созыва парламента. Этот налог вызвал в Англии большое возму­щение оппозиции.

Но, несмотря на эти меры, королевский бюджет в конце 30-х годов XVII в. хронически сводился с большим дефицитом. Государственный долг возрастал из десятилетия в десятилетие: с 400 000 ф. ст. в 1603 г. он поднялся до 700 000 ф. ст. в 1617 г. и дошел до 1 200 000 ф. ст. в 1635 г.[19] Дефицит государственного казначейства вызывался не только ростом королевских расходов (среди них немалое место занимали и траты на двор Генриетты-Марии), но и сокращением поступлений в королевскую казну, особенно за счет торговых пошлин. Застой в промышленности и торговле, которым промышленности сменилось оживление первой половины 30-х годов, и торговлибыл вызван отчасти упоминавшейся выше политикой ничем не сдерживаемой правительственной торговли патентами и монополиями. Карл I превзошел в этом отноше­нии и Елизавету и своего отца, Якова I, создав совершенно невыносимые условия для развития английской промышленности.

При Карле I была монополизирована большая часть производства предметов широкого потребления, изготовлявшихся преимущественно небольшими мануфактурами и ремесленными заведениями нецехового типа. В числе предметов, изготовление или добыча которых были про­даны правительством монополистам, входили: мыло, соль, железо, уголь, кирпич, стекло, иголки и булавки, кожа, крахмал, полотно, порох, краски, пуговицы, вино, пиво, масло и т. д. Впоследствии один из членов Долгого парламента так образно характеризовал обилие в стране моно­полий и их вредное влияние: «Эти люди точно еги­петские лягушки, завладели нашими жилищами, и у нас не осталось ни одного места, свободного от них. Они пьют из наших чаш, едят из наших блюд, сидят у нашего очага, мы их находим в нашем красильном чане, в умывальнике и в кадке для солений, они устраиваются в погребе, они покрыли нас с головы до ног своими клеймами и печатями…».[20] Кроме того, на состоянии промышленности и торговли сказывалась возрастающая конкуренция Голландии. Возрастала эмиграция: «Большое количество людей, претерпевших страдания и беспокойство, чтобы избежать этих несчастий, покинули нашу страну: одни отбыли в Новую Англию и другие части Америки, другие в Голландии».[21] «Торговля и промышленность пришли в упадок, многие бедные люди не имеют работы, моряки потеряли заработок, и вся страна сильно обеднела к великому бесчестию этого королевства и к стыду для его правительства»[22]

Страницы: 1 2 3

Взгляды Николая I на «воспитание» России. Предпосылки
12 декабря 1825 г. на русский престол вступил Николай I Павлович (1825 - 1855 гг.). Николай был третьим сыном Павла I. Старших сыновей Павла I - Александра и Константина - с детства готовили к престолу, младших - Николая и Михаила - к военной службе. Николаю шёл пятый год, когда был задушен отец. Отца он помнил смутно, но, став императ ...

Российская государственная библиотека после 1992 г.
22 января 1992 г. Указом президента Российской Федерации Государственная библиотека СССР им. В.И. Ленина была преобразована Директором РГБ на волне демократических преобразований в стране в соответствии с волей коллектива (впервые в истории Библиотеки) был назначен кандидат исторических наук Игорь Святославович Филиппов. Новые историче ...

Задачи охраны исторических свидетельств отечественного средневековья.
Памятники истории и культуры отечественного средневековья составляют неотъемлемую часть мирового культурного наследия, свидетельствуют об огромном вкладе народов нашей страны в развитие мировой цивилизации. В России памятники служат целям развития науки, народного образования и культуры, формирования высокого чувства советского патриотиз ...