Студенческое движение часто выплескивалось на улицы, не замыкаясь стенами судов, как предпочитали действовать «христианские лидеры». Студенты – молодые люди, зачастую не имевшие денег, - стремились вести активную, «шумную» борьбу за гражданские права, а потому и устраивали сидячие забастовки и демонстрации.

Негритянские леворадикалы, выдвинувшие лозунг «Власть черным», в конце 60-х гг. перешли на националистические позиции. Результатом были ослабление и распад их ведущей организации - СККНД. Идейно-теоретические и организационные слабости "нового левого" движения, проявившиеся в преобладании морально-этических мотивов протеста, анархистских и индивидуалистических настроениях, стихийности и раздробленности, не позволили молодым леворадикалам адекватно осмыслить накопленный опыт и выработать программу действий, соответствующую глубине и сложности стоявших перед ними проблем. Негативную роль сыграло и увлечение многих участников молодежного и студенческого движения элементами контркультуры, в том числе использование ее внешних атрибутов и свободное отношение к наркотикам.[37]

Спад массовых выступлений молодежи и студентов в начале 70-х гг. нельзя объяснить воздействием какого-либо одного фактора. Во многом он был обусловлен внутренними трудностями движения, его неоднородностью, неорганизованностью и раздробленностью. Эти слабости молодежного движения еще более усугублялись раскольнической деятельностью ультралевых группировок. На развитие молодежного движения существенное воздействие оказала политика правящих кругов. Размах репрессий позволил дезорганизовать некоторые отряды молодежного движения и запугать его участников. В то же время частичные уступки ослабили недовольство части молодежи, отвлекли ее от активной борьбы. Эту же цель преследовало вовлечение молодежи в общественную деятельность в рамках существующего строя, прежде всего в избирательную активность основных буржуазных партий. В этот период активизировались консервативные и реакционные молодежные организации, которые вели борьбу с прогрессивным молодежным движением, они сумели привлечь па свою сторону часть шовинистически и расистски настроенной молодежи.

Заслуживает интереса и проблема воздействия молодежного движения на самих его участников и на то поколение, которое выросло в обстановке бурных 60-х гг. При всех изменениях в социальном положении, условиях жизни и мировоззрении бывших участников молодежного и студенческого протеста приобретенный политический опыт будет сказываться на них в течение многих лет.

Оценка результатов своей активности участниками молодежного движения не была однозначной. Наиболее стойкие и сознательные включались в борьбу, которую ведут американские коммунисты. Некоторая часть молодежи, разочаровавшись в неоправданных надеждах на быстрое достижение успеха, оказалась не в состоянии найти выход из тупика и попыталась уйти из «жестокого дегуманизированного общества». Такой уход принимал различные формы - создание коммун, религиозных сект, распространение мистицизма и наркомании. По сути дела, такой же бесплодной и иллюзорной попыткой ухода из ненавистного им общества было участие некоторых молодых людей в деятельности различных анархистски экстремистских ультралевых групп. Преобладающее большинство молодых людей, выросших и сформировавшихся в 60-е гг., заняло привычное место в обществе, сосредоточило внимание на своих личных проблемах и повседневных заботах. Но это спокойствие не означало возвращение к конформизму и индивидуализму 50-х гг. Как показывают данные опросов, многие по-прежнему считают себя радикалами, убеждены в необходимости борьбы за устранение социальной несправедливости, хотя и не уверены в возможности быстрого достижения цели. Имея в виду нежелание молодежи подчиниться интересам капиталистического общества и принять его ценности, известный американский специалист по проблемам молодежи, директор Центра политических исследований в Нью-Йорке А. Этциони заявил: «У нее стало меньше жизненной стойкости и самодисциплины. Многие молодые люди никогда не приобретут зрелости, необходимой для того, чтобы стать ответственными членами общества».[38]

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Великий железный путь
Временем зарождения идеи рельсовых дорог на восточной окраине России принято считать 50-е годы XIX века, когда граф Муравьев-Амурский, генерал-губернатор Восточной Сибири, надумал строить железную дорогу от Татарского пролива до реки Амур. Примерно в это же время стало появляться немалое число проектов железных и конно-железных дорог в ...

Становление феодальных отношений в Византии (вторая половина IX–XI вв.)
Начало массового разорения византийского свободного крестьянства приходится на вторую половину IX в., что было связано с ростом податного гнета и повинностей. Государство уже не ограничивалось только учетом площади обрабатываемой подворной земли. Оно все более тщательно учитывало качество и количество тяглового и домашнего скота, исполь ...

Организация местной власти при Иване IV
Эволюция местного управления в Московском государстве при Иване IV заключалась в постепенном изменении системы кормлений. В XV и первой половине XVI в. власть на местах находилась в руках наместников и волостелей. Наместники правили городами и пригородными станами, волостели - волостями, а подчиненные - тиуны, доводчики, праветчики, не ...