Несмотря на многочисленные взаимные обязательства, обе стороны не выполнили в полной мере условий договора. Так, "Юнкерс" прежде всего был заинтересован в получении коммерческой прибыли в самые короткие сроки. Развертывание авиационного производства в СССР требовало больших технических и материальных усилий, да и не соответствовало стратегическим интересам германского крупного капитала, стремившегося поставить Советский Союз в зависимое положение от германской технологии. В документах, хранящихся в российских архивах, сообщается, что уже в начале 1926 г. германский военный министр в секретном послании руководителю "Московского центра" откровенно признавал, что только из политических соображений необходимо держаться за мысль о предприятиях в Филях и "что технические соображения не играют для нас, однако, более той роли, какую они играли в 1922 году"[26]. Ясно, что в 1926 г. Германия уже не была заинтересована вкладывать новый капитал в предприятие в Филях, и в этом отношении оно было для нее своеобразным финансовым бременем. Немцы не скрывали, что идеальным для фирмы решением была бы поставка в СССР готовых самолетов.

Однако было еще одно обстоятельство, негативным образом влиявшее на взаимоотношения сторон. В начале февраля 1925 г. Председателю РВС М. Фрунзе было доложено содержание перехваченного немецкого агентурного сообщения, из которого стало известно, что немцев не устраивают новые советско-французские контакты в авиационно-промышленной сфере. Германия считала, что под влиянием переговоров между СССР и Францией большевики потеряли интерес к "Юнкерсу" и готовы пожертвовать им, если удастся заручиться кредитными возможностями в области воздухоплавания у французской промышленности[27].

Поэтому, считала немецкая сторона, концессия "Юнкерса" вступила в нисходящую стадию своего развития.

Хронические финансовые затруднения концессии и определенные технологические трудности привели к обострению взаимных претензий и необходимости новых соглашений. 12 ноября 1925 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение: "Предложить Главконцесскому СССР так изменить проект договора, чтобы обеспечить для нас наиболее выгодное прекращение договоров"[28]. Однако на переговорах немцы неожиданно пошли на уступки и согласились даже на ухудшенный для "Юнкерса" вариант соглашения.

Тем не менее в записке по вопросу о концессии "Юнкерса", адресованной в Политбюро ЦК ВКП(б) 1 марта 1926 г., Ф. Дзержинский и К. Ворошилов сделали вывод о необходимости немедленного расторжения договора. Комитет по концессиям направил письмо правлению фирмы в Берлин, в котором предложил прекратить концессию. Однако "Юнкерс" не торопился это делать, и поэтому фирма умышленно задержала ответ, надеясь на урегулирование вопроса.

Для советской стороны стало очевидным, что немцы стремятся любым способом продолжить концессию. Ими было заявлено о готовности "возобновить работы завода в Филях под хозяйничаньем Советского правительства, но с финансовой или технической помощью фирмы"[29].

25 июня 1926 г. в Москве состоялось совещание представителей Главметалла, УВВС и Авиатреста, на котором и было принято решение концессионный договор ликвидировать.

Дальнейшие переговоры с фирмой приняли затяжной характер. Свои многочисленные заверения немцы никак не подкрепляли материально, а сама деятельность завода приобрела откровенно формальный характер. За 4 года завод "Юнкерса" дал всего 100 самолетов типа Ю-20 и Ю-21, худших по качеству, чем аналогичные иностранные образцы.

К тому же не было организовано производство алюминия и дюралюминия, авиамоторов, не создано конструкторское бюро, не выполнен в срок заказ на самолеты, а сами самолеты оказались непригодными для боевого использования. Они не были вооружены приспособлениями, необходимыми для размещения и сбрасывания бомб, отсутствовали специальные установки для стрельбы через винт. Все эти доработки после приемки "Юнкерсов" у концессионера выполнял авиационный завод ГАЗ № 1 в Москве[30].

Серьезность положения дел с "Юнкерсом" вынудила Управление Военно-воздушных сил РККА создать специальную комиссию, которая 20 января 1927 г. осмотрела заводские помещения. По результатам ее работы Ворошилов сделал обстоятельный доклад в Политбюро ЦК ВКП(б) 26 января 1927 г.

Завод в Филях, - говорилось в докладе, - стоящий уже почти 2 года и представляющий по своему оборудованию крупную промышленную единицу, сохраняется очень скверно: в цехах лежит снег сугробами, станки ржавеют. Самолеты с каждым месяцем теряют свою ценность, так как они перевозятся с места на место, разбираются и собираются, перестают быть, в силу этого, новыми самолетами и приобретают все больше физиономию складского имущества ."[31].

Понятно, что после такого доклада наркома обороны реакция Политбюро была однозначной. Необходимость ликвидации концессии была вызвана также необходимостью скорейшего восстановления собственного производства металлических самолетов на бывшем "Русско-Балтийском" заводе.

Страницы: 1 2 3

Отделы
1. НИО Информкультура 2. НИО библиографии 3. НИО библиотековедения 4. НИО книговедения 5. НИО редких книг (МК) 6. НИО рукописей (ОР) 7. НИЦ консервации документов (НИЦ КД) 8. НИЦ развития ББК (НИЦ ББК) 9. Центр восточной литературы (ЦВЛ) 10. Центр информационных технологий (ЦИТ) 11. Центр МБА и доставки документов (ЦАДД) 12. ...

Политическая жизнь П.Н. Милюкова
П.Н. Милюков ― один из видных общественных деятелей предреволюционной России и идеологических вождей эмиграции. Он был не только лидером кадетской партии, министром иностранных дел Временного правительства, одним из вдохновителей белого движения, но и ученым-историком, публицистом, редактором ряда газет. В его воспоминаниях нашли ...

Основная часть. Общая характеристика смутного времени
Общая характеристика эпохи. События начала ХVII в. фактически представляли собой гражданскую войну, в которой одна часть общества, достаточно разнородная по своему социальному составу (служилые люди "по отечеству" и "по прибору" южных и юго-западных районов, посадские, казачество, беглые холопы, крестьяне и даже пред ...