Казалось, не только история, но и природа обрушилась на деревню в 1946 г. Страшная засуха поранила Украину, Молдавию, юг России. Гибли люди. Вот какое письмо было получено и ЦК ВКП (б): "Изучение положения дел на местах показывает, что голод охватывает все большее количество сельского населения . Необычайно высокий рост смертности даже по сравнению с 1945 г , когда была эпидемия тифа. Основной причиной высокой смертности является дистрофия. Крестьяне большинства районов Молдавии употребляют в пищу различные суррогаты, а также трупы павших животных. За последнее время имеются случаи людоедства ."

Но трагедия послевоенного голода тщательно замалчивалась. От колхозов требовали увеличения поставок в государственные закрома. Драгоценное зерно вывозилось в некоторые страны Восточной Европы. Прекрасно зная о тяжелейшем положении, в которое попало крестьянство, Сталин лично требовал от партийных руководителей областей и республик выполнения планов в полном объеме.

Система управления сельским хозяйством оставалась прежней. Местные руководители продолжали распоряжаться колхозным имуществом, командовать хозяйствами по своему усмотрению, нередко превращаясь в маленьких князьков. Крестьяне откровенно спрашивали: "Когда распустят колхозы? Жить так дальше сил нет".

Безусловно, существовали и зажиточные колхозы. Но обычно это было следствием поддержки вышестоящих органов, для создания искусственных "маяков", либо же, в редких случаях, ими руководили уникально предприимчивые и отчаянно смелые люди.

При планировании сдачи сельскохозяйственной продукции исходили из потребностей государства, а не из возможностей деревни. Техническая оснащенность сельского хозяйства оставалась низкой.

Несмотря на все попытки исправить положение, техники не хватало. К началу 50-х гг. во многих российских деревнях крестьяне пахали на коровах. Производство мяса было ниже, чем в 1916 г. Больше всего упадок ощущался в деревнях российского Нечерноземья. Безграмотность и беспомощность руководителей колхозов, подгоняемых окриками свыше, отсутствие специалистов, запущенные хозяйства, низкая урожайность, бескормица и падеж скота, почти полное отсутствие механизации и электроснабжения характеризовали состояние сельского хозяйства. Керосиновая лампа, коптилка, а кое-где и лучина, землянки на освобожденной территории дополняли эту безрадостную картину.

Деревне требовались значительные капитальные вложения, но средств для этого государство по имело. Однако можно было ослабить финансовый пресс, под бременем которого находилось как личное, так и общественное хозяйство. Налог на все, что содержал колхозник на своем подворье, был настолько велик, что держать скот, выращивать фруктовые деревья оказывалось попросту невыгодным. Крестьяне вырубали сады, чтобы избавиться от бремени налога. Всему этому имелось теоретическое обоснование: крестьянин должен большую часть времени отдавать общественному производству. Закупочные же цены на продукцию

колхозов и совхозов были столь низки, что подчас рас платиться с колхозниками за труд не оказывалось возможным. Среднему колхознику, чтобы купить новый костюм, требовалось работать целый год.

Сохранялись нормы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены возможности иметь паспорта, на них не распространялись оплата временной нетрудоспособности, пенсионное обеспечение. Оргнаборы деревенского населения на стройки и заводы усиливали отток крестьян в город.

Земли, приписанные за колхозами, нередко захватывались более сильными хозяевами — городскими властями, заводами и т. п. И хотя принимались грозные постановления, направленные против "разбазаривания колхозных земель" (например, в 1946 г.), действенной роли они не сыграли. Все это вызывало, с одной стороны, глубокое возмущение многих колхозников, еще не забывших, что эта земля не так давно принадлежала крестьянам, а с другой — порождало апатию и безразличие к судьбам земли, не имевшей настоящего хозяина.

Попытки повысить уровень сельскохозяйственного производства носили чисто административно-хозяйственный характер. В 1947 г. отношение государства к колхозам было резко ужесточено. На МТС восстанавливались политотделы, подобные тем, что существовали в начале 30-х гг. Обязанность колхозов сдавать продукцию государству ставилась под постоянный контроль. Фактически это была отлаженная система ограбления деревни.

Но несмотря на выкачивание сил и средств, крестьяне продолжали кормить страну как могли. У многих из них сохранялась любовь к земле, тяга к труду, унаследованная от многих поколений предков.

Поразительная цепкость, жизнелюбие крестьянства давали себя знать. Это был подвиг, на котором лежал отпечаток трагедии.

Страницы: 1 2

Внешняя политика Российской империи конца 19 века. Основные направления внешней политики
В конце XIX-начале ХХ в. сложилась новая система международных отношений. Великие державы поделили третьи страны на сферы политического влияния, были созданы колонии и полуколонии. Началась борьба за экономический раздел всего мира. Возросла конфликтность в отношениях между ведущими странами. Все чаще происходили локальные войны за пере ...

Общественно-политическая ситуация накануне переворота, его предпосылки
С 1600 по 1867 гг. длилась эпоха Эдо, именуемая так по названию города, где с 1603 была установлена постоянная резиденция сэйитайсёогунов до вступления на престол в 1868 г. Императора Мейдзи. Общественный строй эпохи Эдо можно считать состоящим из следующих слоев населения: кугэ (придворная знать), букэ (воины), чоонин (горожане) и фер ...

Богословие и философия
Александровская эпоха – период "борьбы за богословие", николаевская - "философского пробуждения". Дух Александровской эпохи пронизан мистицизмом, активно воспринимается немецкий мистицизм, масонская мистика (Эккартсгаузен, Сен-Мартен, Сведенборг, Фенелон). Масонские ложи и организации (ложа "Умирающего Сфинкса& ...