Создание органов управления в новой Самарской губернии при первом губернаторе шло очень медленно. Оренбургский и Самарский генерал-губернатор В.А. Перовский искал чиновника, которому мог бы поручить самарское губернаторство. Чиновник требовался опытный и, что самое главное - честный. Такого человека нашёл его брат, министр внутренних дел Л.А. Петровский. Новым губернатором Самары стал Константин Карлович Грот. Работая на посту чиновника по особым поручениям при Хозяйственном Департаменте внутренних дел в 1845-1848 гг., Грот объехал многие российские губернии, где проявил себя жёстким ревизором. В Киеве чиновники попытались подкупить Грота, предложив ему пакет депозитивных билетов, но это привело к ещё более строгой проверке Киевской губернии.

Иностранцы, посещавшие Самару, с удивлением замечали её поразительное сходство с североамериканскими городами, возникавшими в районах “золотой и нефтяной лихорадки”. Действительно, Самару сотрясла лихорадочная торговая деятельность. На её хлеботорговом небосклоне то и дело вспыхивала и нередко тут же закатывалась звезда очередного “миллионщика”, нажившегося на хищнической эксплуатации заволжских степей. О царившей тогда атмосфере написал сам Грот: “На основании имеющихся у нас из достоверных источников сведений мы могли бы привести более 50 фамилий из самарских жителей, занимавшихся съемами и посевами из которых 20 оказались через то формально несостоятельными на сумму более 800 тысяч рублей, а остальные 30 понесли от выше указанных операций убытков на сумму до 1,3 млн. рубле, не говоря о множестве менее значительных спекулянтов, общая сумма убытков которых также не мала”.

К. Грот застал очень сложную и почти неуправляемую обстановку с административной стороны. Огромные уезды были равны по площади целым губерниям Центральной России, штаты же администрации устанавливались не от площади или населения, а по общим для всех губерний расписаниям. Деятельность полиции, а особенно земских судов, была парализована большими расстояниями и плачевным состоянием путей сообщения. С образованием Самарской губернии в местную палату государственных имуществ поступило из Саратовской 7 тысяч, а из Оренбургской – 2 тысячи нерешенных дел. “Губернатор … тонул в бумажном море, ему оставалось или подчиниться своей судьбе, или, махнув на все рукой, ничего не делать… Он подписывал ежедневно около 270 бумаг”, - отмечал дореволюционный исследователь местной администрации И. Блинов.

Новый губернатор с самого начала показал решительность своих намерений. “Немалою заслугой Константина Карловича Грота Самарскому Краю, - писал один из самых замечательных и честных людей Самары П.В. Алабин, - было привлечение на службу в его пределы много отлично образованных молодых людей. Затем, частью с помощью этих вполне свежих сил, частью личным самобытным способом действия, Константин Карлович Грот успел положить твердые основы благоустройству вверенного ему в управление края”. *1 И ещё: “ Усилия Константина Карловича имели прямым последствием искоренение взятничества в Самарском крае, особенность, которого этот край с того времени стал справедливо гордиться”. *2

Самобытность действий начальника губернии состояла в том, что он сочетал исключительную жесткость (Алабин пишет о “непреклонной воле”, “личном решительном, часто диктаторском способе действий”) с “неустанным, самым добросовестным трудом”*3. По словам П.П. Семенова-Тян-Шанского, одного из идейных реформаторов, Константин Карлович Грот “по готовым рецептам великого учителя Н.А. Милютина” не только “создавал местное городское самоуправление в Самаре”, но и “вдохнул в него живую душу”. *4

В главном деле своего поколения – крестьянской реформе 1861 года – Константин Карлович Грот участвовал как ревностный сторонник. Судьба свела его с опальным Ю.Ф. Самариным, который после цепи приключений на ниве государственной службы вышел в отставку и поселился в своем самарском имении. Блестящий публицист - славянофил не только смел “собственное мнение иметь”, но и высказал публично*5, за что угодил в крепость. Мятежный Самарин не только сделался его ближайшим собеседником, но и был назначен затем представителем правительства в губернском комитете по улучшению быта помещичьих крестьян.

Страницы: 1 2 3

СССР в период мощного подъема народного хозяйства. Завершение строительства социализма (1953—1958 гг.). Сентябрь 1953 г.; июль 1955 г.: новые подходы к народно-хозяйственным проблемам
Выбор нового политического пути требовал изменения ориентиров в экономике. Однако тогда никто в политическом руководстве страны не подвергал сомнению принципы командно-административной системы. Речь шла о преодолении ее крайностей, таких, как почти полное отсутствие материального стимулирования трудящихся, отставание в массовом внедрени ...

Внутренняя политика
Когда началась политика перестройки в 1985 году, ничто не предвещало сразу крупных межнациональных проблем. Тогда Горбачев стремился укрепить Союз, и свою политику перестройки он начал, как политику Перестройки социализма, но ни о каком разделении союза он не думал, и речь об этом не шла. Но в условиях перестройки, та центральная власть ...

Пустозерские узники
Часть взятых в плен соловецких старообрядцев была сослана в Пустозерск, отдаленный острог на границе с Северным полярным кругом, где уже много лет содержались в тюрьме "расколоучители" - Аввакум и его единомышленники Никифор, Федор, Лазарь и Епифаний, проклятые собором патриархов. И здесь, на краю земли, Аввакум продолжал свою ...