Создание органов управления в новой Самарской губернии при первом губернаторе шло очень медленно. Оренбургский и Самарский генерал-губернатор В.А. Перовский искал чиновника, которому мог бы поручить самарское губернаторство. Чиновник требовался опытный и, что самое главное - честный. Такого человека нашёл его брат, министр внутренних дел Л.А. Петровский. Новым губернатором Самары стал Константин Карлович Грот. Работая на посту чиновника по особым поручениям при Хозяйственном Департаменте внутренних дел в 1845-1848 гг., Грот объехал многие российские губернии, где проявил себя жёстким ревизором. В Киеве чиновники попытались подкупить Грота, предложив ему пакет депозитивных билетов, но это привело к ещё более строгой проверке Киевской губернии.

Иностранцы, посещавшие Самару, с удивлением замечали её поразительное сходство с североамериканскими городами, возникавшими в районах “золотой и нефтяной лихорадки”. Действительно, Самару сотрясла лихорадочная торговая деятельность. На её хлеботорговом небосклоне то и дело вспыхивала и нередко тут же закатывалась звезда очередного “миллионщика”, нажившегося на хищнической эксплуатации заволжских степей. О царившей тогда атмосфере написал сам Грот: “На основании имеющихся у нас из достоверных источников сведений мы могли бы привести более 50 фамилий из самарских жителей, занимавшихся съемами и посевами из которых 20 оказались через то формально несостоятельными на сумму более 800 тысяч рублей, а остальные 30 понесли от выше указанных операций убытков на сумму до 1,3 млн. рубле, не говоря о множестве менее значительных спекулянтов, общая сумма убытков которых также не мала”.

К. Грот застал очень сложную и почти неуправляемую обстановку с административной стороны. Огромные уезды были равны по площади целым губерниям Центральной России, штаты же администрации устанавливались не от площади или населения, а по общим для всех губерний расписаниям. Деятельность полиции, а особенно земских судов, была парализована большими расстояниями и плачевным состоянием путей сообщения. С образованием Самарской губернии в местную палату государственных имуществ поступило из Саратовской 7 тысяч, а из Оренбургской – 2 тысячи нерешенных дел. “Губернатор … тонул в бумажном море, ему оставалось или подчиниться своей судьбе, или, махнув на все рукой, ничего не делать… Он подписывал ежедневно около 270 бумаг”, - отмечал дореволюционный исследователь местной администрации И. Блинов.

Новый губернатор с самого начала показал решительность своих намерений. “Немалою заслугой Константина Карловича Грота Самарскому Краю, - писал один из самых замечательных и честных людей Самары П.В. Алабин, - было привлечение на службу в его пределы много отлично образованных молодых людей. Затем, частью с помощью этих вполне свежих сил, частью личным самобытным способом действия, Константин Карлович Грот успел положить твердые основы благоустройству вверенного ему в управление края”. *1 И ещё: “ Усилия Константина Карловича имели прямым последствием искоренение взятничества в Самарском крае, особенность, которого этот край с того времени стал справедливо гордиться”. *2

Самобытность действий начальника губернии состояла в том, что он сочетал исключительную жесткость (Алабин пишет о “непреклонной воле”, “личном решительном, часто диктаторском способе действий”) с “неустанным, самым добросовестным трудом”*3. По словам П.П. Семенова-Тян-Шанского, одного из идейных реформаторов, Константин Карлович Грот “по готовым рецептам великого учителя Н.А. Милютина” не только “создавал местное городское самоуправление в Самаре”, но и “вдохнул в него живую душу”. *4

В главном деле своего поколения – крестьянской реформе 1861 года – Константин Карлович Грот участвовал как ревностный сторонник. Судьба свела его с опальным Ю.Ф. Самариным, который после цепи приключений на ниве государственной службы вышел в отставку и поселился в своем самарском имении. Блестящий публицист - славянофил не только смел “собственное мнение иметь”, но и высказал публично*5, за что угодил в крепость. Мятежный Самарин не только сделался его ближайшим собеседником, но и был назначен затем представителем правительства в губернском комитете по улучшению быта помещичьих крестьян.

Страницы: 1 2 3

Великая империя хуннов и её соседи (II в. до н. э.)
Модэ-шаньюй и император Китая Гао-цзу. Покорив соседние кочевые народы или же изгнав их с родных земель, основатель империи хуннов Модэ-шаньюй вновь собрал свое грозное войско и двинулся на север. Основатель династии Хань Лю Бан (его императорский титул-Гао-цзу), победил во внутренней междоусобной войне, Китай вновь стал единой империе ...

Техническая интеллигенция
Наш соотечественник, один из крупнейших авиаконструкторов XX в., Игорь Иванович Сикорский на глазах одного поколения прожил несколько удивительных жизней и в каждой был по-своему велик. С его именем связаны разные и притом неожиданные достижения конструкторской мысли, всякий раз выводившие мировую авиацию на новый уровень. Однако за ок ...

Правление регентов и канцлеров
Нестабильность внутриполитического положения — характерная черта раннефеодальной Японии. Помимо классовой борьбы крестьян против феодалов она определялась непрекращавшимся соперничеством в правящем лагере. Внутри господствующего класса все отчетливее складывались три группы. Первую составляли феодалы, входившие в число столичной служил ...