С 1831 по 1861 г. в Петербурге в том же особняке Румянцева на Английской набережной действовал теперь уже государственный Румянцевский музей, с 1845 г. ставший филиалом Императорской Публичной библиотеки. Музей бедствовал, денег на его содержание не отпускалось. В то же время в Москве не было общедоступной библиотеки. И тогда усилиями хранителя Румянцевских коллекций в Петербурге писателя и музыкального критика Владимира Федоровича Одоевского, попечителя Московского учебного округа Николая Васильевича Исакова и последовавшим за ними решением Государственного совета, утвержденным императором Александром II, Румянцевский музей переводится в Москву. На основе коллекций его и Московского университета создаются Московский публичный и Румянцевский музеи (далее - Румянцевский музей, Музеи).

Особая роль в становлении Московского публичного и Румянцевского музеев принадлежит петербургским библиотекам и, прежде всего Императорской публичной библиотеке, чей директор Модест Андреевич Корф не только сам поручил Одоевскому составить записку о бедственном положении Румянцевского музея в Петербурге и возможности перевода его в Москву, но и "желал явить новый знак своего искреннего сочувствия и содействия к дальнейшему преуспению Московской публичной библиотеки, ходатайствовал об обращении в нее книг". Многие тысячи томов русских, иностранных, первопечатных книг из дублетов Императорской публичной библиотеки в ящиках с реестрами, каталожными карточками отправлялись во вновь создаваемую в Москве библиотеку. Сюда же отправлялись и дублеты из переданных в Императорскую публичную библиотеку фондов Императорского Эрмитажа.

М.А. Корф писал 28 июня 1861 г. Н.В. Исакову, что "считает себе за честь быть участником основания в Москве публичной библиотеки". Вслед за Императорской публичной и другие библиотеки и организации Санкт-Петербурга оказывали Библиотеке Музеев содействие при ее образовании. Российская Академия наук, Петербургская духовная академия, Департамент Генерального штаба помогли Московскому публичному и Румянцевскому музеям, Библиотеке в первые годы их становления. А расположились они в самом красивом архитектурном ансамбле Москвы, Первопрестольной столицы государства Российского, в Пашковом доме.

Страницы: 1 2 

Мартин Лютер Кинг и его учение
Согласно тринадцатой поправке к Конституции Соединенных Штатов Америки, которая гласит, что «В Соединенных Штатах или в каком-либо месте, подчиненном их юрисдикции, не должны существовать ни рабство, ни подневольное услужение, кроме случаев, когда это является наказанием за преступление, за которое лицо было надлежащим образом осуждено» ...

Философия науки по В.В. Налимову и немного философии жизни
Под философией науки в данном тексте понимается не что-нибудь возвышенное и общее, а совершенно простая вещь, которую лучше называть философией конкретного научного исследования. Это совокупность некоторых (по необходимости приблизительных) представлений о цели исследования, о тех методах и средствах, которыми мы располагаем, о тех рез ...

Иркутские благотворители
В Иркутске замечательная буржуазия. Трапезниковы, Сибиряковы, Баснины, Пономаревы, Белоголовые. Они не признают грошей: дают сотнями тысяч. Связь с городом чувствуется живо. Пономарев составляет завещание: «Употребить все мое состояние (свыше миллиона рублей) единственно на пользу человечества, науки, искусства и не оставлять в полную с ...