В сущности никакого суда не было. Пародия на суд происходила при закрытых дверях, в глубокой тайне. Вызываемым декабристам спешно предлагали засвидетельствовать их подписи под показаниями на следствии, после чего читали заранее составленный приговор и вызывали следующий «разряд». «Разве нас судили? ─ спрашивали потом декабристы. ─ А мы и не знали, что это был суд…»

Всех осужденных разделили ни одиннадцать разрядов. Но после Николай I смягчил свой приговор, хотя это смягчение было совсем незначительно.

Пять человек были поставлены вне разрядов, повешены. Это были ─ П. И. Пестель, К.Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин, П. Г. Каховский.

На рассвете перед казнью тюремщики загремели ключами и начали открывать двери камер: выводили приговоренных к смерти. В неожиданно наступившей тишине раздался возглас Рылеева:

─ Простите, простите, братья!

Сидевший в соседней камере Оболенский бросился к окну и увидел всех пятерых, в окружении гренадеров с примкнутыми штыками. Они были в длинных белых рубашках, руки и ноги закованы в тяжелые кандалы. На груди у каждого была доска с надписью «Цареубийца» …

Все пятеро простились друг с другом. Они были спокойны и сохраняли необычайную твердость духа.

─Положите мне руку на сердце, ─ сказал Рылеев сопровождавшему его священнику Мысловскому, ─ и посмотрите, бьется ли оно сильнее.

Сердце декабриста билось ровно…

Пестель, глядя на виселицы, сказал:

─ Ужели мы не заслужили лучшей смерти? Кажется, мы никогда не отвращали чела своего ни от пуль, ни от ядер. Можно было бы нас и расстрелять!

Осужденных возвели на помост, подвели к виселице, накинули и затянули петли. Когда из под ног повешенных выбили скамейки, Пестель и Бестужев-Рюмин остались висеть, а Рылеев, Муравьев-Апостол и Каховский сорвались.

─ Бедная Россия! И повесить-то порядочно не умеют! ─ воскликнул окровавленный Муравьев-Апостол.

В старину существовало поверье, что люди из народа, сочувствуя приговоренным к повешению, нарочно делали петли из гнилых веревок, так как сорвавшихся во время казни с петель обычно миловали. Но не таков был Николай I и его ретивые исполнители.

Генерал-адъютант Чернышев, «по виду и ухваткам гнусный инквизитор», гарцевавший на коне вокруг повешенных и рассматривавший через лорнет, приказал поднять их снова и повесить.

Эти трое осужденных умирали вторично.

Весь окровавленный, разбив на падении голову и потеряв много крови, Рылеев имел еще силы подняться и крикнул петербургскому генерал-губернатору Кутузову:

─ Вы, генерал, вероятно, приехали посмотреть, как мы умираем. Обрадуйте вашего государя, скажите ему, что желание исполняется: видите ─ мы умираем в мучениях.

─ Вешайте их скорее снова! ─ крикнул в ответ на это палачу Кутузов.

─ Подлый опричник тирана! ─ бросил Кутузову в лицо неукротимый Рылеев. ─ Дай же палачу твои аксельбанты, чтобы нам не умирать в третий раз!

На рассвете тела казненных положили в гробы и тайком увезли на остров Голодай, где и похоронили. Могила их не была найдена, но на острове был сооружен обелиск в 1939 году.

Страницы: 1 2 

Распад колониальной империи Франции
Одним из важнейших аспектов истории Франции в 60-е гг. был распад французской колониальной империи. В 1958 г. в связи с принятием Конституции Пятой республики правительство де Голля провело в «заморских территориях» референдум по вопросу о том, одобряют ли их жители проект конституции и хотят ли они остаться вместе с Францией в составе ...

Джордж Вашингтон в юности.
Джордж Вашингтон родился 22 февраля 1732 года в семье фермера, уже четвертое поколение которой проживало в округе Вестморлэнд, штат Виргиния. Он самостоятельно изучал географию, военную историю и земледелие. Также юный Джордж изучал математику и топографию. Его восхождение к колониальной элите никоим образом не было предопределено, так ...

Биография П.Сагайдачного. Ранний период жизни П.Сагайдачного
История жизни и политической деятельности Петра Кононовича Сагайдачного (Конашевича-Сагайдачного) во многом созвучна истории Украины первой четверти XVII в.— времени сложного, проти­воречивого, все еще малоисследованного. Это период жесточайшего социального и национально-религиозного угнетения украинского наро­да, стремительного нараста ...