9 января 1905 г. Рано утром рабочие с женами и детьми, надев праздничные одежды, отправились к Зимнему дворцу. В шествии участвовало 140 тыс. человек. Они несли портреты царя, флаги, иконы, пели молитвы. В своей петиции рабочие писали: «Мы, рабочие г. Петербурга… пришли к тебе, государь, искать правды и защиты.

Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосильным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся, как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать… Нас толкают все дальше и дальше в омут нищеты, бесправия и невежества, нас душит деспотизм и произвол… Настал предел терпению. Для нас пришел тот страшный момент, когда лучше смерть, чем продолжение невыносимых мук».

Царское правительство тщательно подготовило расстрел рабочих. Войска и полиция оцепили улицы и площади на пути шествия; в боевую готовность была приведена артиллерия. Против безоружных людей были двинуты отборные войска — царская гвардия, казаки. Столкновения их с демонстрантами начались у Нарвских ворот, Троицкого и Николаевского мостов. Однако большим группам рабочих удалось пройти к царскому дворцу. Здесь, на Дворцовой площади и в Александровском саду, их встретили ружейными залпами. Затем на рабочих набросилась конница. Людей рубили шашками, топтали лошадьми, добивали раненых. Расстрелы происходили и на других улицах столицы.

В это Кровавое воскресенье было убито и ранено около 5 тыс. человек. Возмущение и ярость охватили рабочих. Они стали вооружаться, разгромили несколько охотничьих магазинов, захватили оружейную мастерскую, строили баррикады и вступили в неравный бой с войсками и полицией.

Большевики были вместе с народом. Они звали к оружию, к борьбе, отмщению. В одной из листовок говорилось: «Граждане! Вчера вы видели зверства самодержавного правительства! Видели кровь, залившую улицы. Кто же направил войско, ружья и пули в рабочую грудь? Царь, великие князья, министры, генералы и придворная сволочь. Они — убийцы!»

Утром 10 января о расстреле мирной демонстрации рабочих стало известно В. И. Ленину, жившему тогда в Женеве. Это известие глубоко взволновало его и других большевиков. В своих воспоминаниях Н. К. Крупская писала: «Мы пошли туда, куда инстинктивно потянулись все большевики, до которых долетела весть о питерских событиях,— в эмигрантскую столовку Лепешинских. Хотелось быть вместе. Собравшиеся почти не говорили между собой, слишком все были взволнованы. Запели «Вы жертвою пали…», лица были сосредоточены. Всех охватило сознание, что революция уже началась, что порваны путы веры в царя, что теперь совсем уже близко то время, когда «падет произвол и восстанет народ, великий, могучий, свободный…»

В тот же день Ленин написал статью «Революция в России», в которой с гениальной прозорливостью оценил происшедшие события как начало революции в России. «Сила против силы. Кипит уличный бой, воздвигаются баррикады, трещат залпы и грохочут пушки. Льются ручьи крови, разгорается гражданская война за свободу. К пролетариату Петербурга готовы примкнуть Москва и Юг, Кавказ и Польша. Лозунгом рабочих стало: смерть или свобода».

Трагические события 9 января имели историческое значение. Веками воспитывавшаяся в народе вера в царя была расстреляна солдатскими залпами и затоптана казацкими конями. «Рабочий, класс,— писал Ленин,— получил великий урок гражданской войны…». Политическое воспитание пролетариата за один день шагнуло далеко вперед. На борьбу поднялись миллионы рабочих и крестьян. В стране началась революция.

Эпоха Ярослава Мудрого. Борьба с братьями.
В пору болезни Владимира выявились определенные династические противоречия, за которыми стояла большая политика, религиозные, княжеские, боярские и дружинные кланы. Восстал Ярослав Владимирович. Трудно сказать, когда это случилось, до болезни или уже в то время, когда великий князь занемог. Таким образом, становится очевидным, что в п ...

Внешняя политика де Голля
Избавившись от груза войны в Алжире, правительство де Голля могло проводить более активную внешнюю политику. В мае 1962 г., продолжая поддерживать идею объединения стран Западной Европы, оно отвергло планы создания «наднациональной Европы», т.е. федеративного или даже единого западноевропейского государства по образцу США. Наднациональн ...

Дворянство и его положение в XIX в.
В конце XVIII в (1795 г.) насчитывалось 362 тыс. дворян (2,2 % населения России). В середине XIX в. (1858 г.) численность дворян составляла 464 тыс. (1,5 % всего населения). Из них потомственные дворяне составляли большинство (в 1816 – 56 %, в 1858 – 55 %). Правительство не раз предпринимало меры по ограждению дворянства от притока в ег ...