Анализируя деятельность И.В.Сталина как полководца, необходимо отметить, что личность эта оценивается достаточно противоречиво, особенно если принять во внимание то огромное количество разного рода современной литературы, в которой даются самые разнообразные и часто противоположные оценки личности и деятельности Сталина.

Генеральный секретарь ЦК ВКП(б) и Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И. В. Сталин уже на второй день войны, 23 июня 1941 года, фактически возглавил Ставку Главного Командования. С 30 июня был назначен Председателем Государственного Комитета Обороны, с 10 июля возглавил Ставку Верховного Командования (затем — Ставку Верховного Главного Командования), с 19 июля утвержден народным комиссаром обороны СССР и с 8 августа 1941 года стал Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Советского Союза. Народ и армия называли Иосифа Виссарионовича Сталина полководцем Отечественной войны. Победоносный исход Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов показал, что И. В. Сталин справился со всеми возложенными на него обязанностями в ходе тяжелейшей из войн в истории нашего Отечества. Без этого невозможно было рассчитывать на победу. Но так считают далеко не все, пытаясь принизить заслуги Сталина в войне и показать его совсем в ином свете.

После смерти Сталина получили хождение сомнения в его полководческом искусстве, а то и просто обвинения в неумении вести войну, в неоправданной гибели солдат и мирного населения, в сдаче огромных территорий врагу, в «провале» наступательных операций Красной Армии и других неудачах.

Так, начало дискредитации Сталина как Верховного Главнокомандующего было положено Н. Хрущёвым. В своих мемуарах Хрущёв делает достаточно сомнительную историческую параллель с Отечественной войной 1812 года, дескать, тогда Александр I оставил фронт и уехал в Петербург, назначив командовать Кутузова и, поскольку в ту пору средства связи были слишком ограничены, он был физически лишён возможности вмешиваться непосредственно в дела командования. А вот Сталин, мол, находясь в Москве, постоянно вмешивался во всё, и подчас его вмешательство стоило многих жизней на фронте[1].

Но на этом негативные оценки Сталина не заканчиваются. Генерал-полковник Волкогонов посмел о нем отозваться как о «человеке негибкого ума», который «не знал военной науки и теории военного искусства», «не обладал опытом организации стратегической обороны» и «в полном смысле слова не был полководцем»[2]. Писатель В.Астафьев изрёк: «Конечно, Сталин – никакой не полководец. Это ничтожнейший человек, сатана, посланный нам за наши грехи»[3]. На ХХ съезде Хрущёв злословил: «Сталин был очень далек от понимания той реальной обстановки, которая складывалась на фронтах, не знал природы ведения боевых операций, путался под ногами у военных»[4].

Но совсем иная картина деятельности Сталина вырисовывается из мемуаров его современников, Сталинских Маршалов Победы, которые лично знали Сталина и могли оценить его во время войны.

Эти книги силой своего авторитета выполняли и выполняют важную функцию защиты Верховного Главнокомандующего от клеветнических выпадов и нападок. Рассмотрим подробнее мнения о Сталине военачальников второй мировой войны.

В данной работе остановлюсь на анализе мемуаров Маршалов Советского Союз А.М.Василевского[5], К.К.Рокоссовского[6], А.И.Еременко[7], И.Х.Баграмяна[8] и сравню их оценку полководческих способностей и деятельности Сталина с тем мнением, которое было высказано Хрущевым и его соратниками на ХХ съезде коммунистической партии.

Второй поход монголов
Если первый поход монгольских войск на Кавказ носил разведывательный характер, то второй поход ставил иные цели: прочно укрепиться в этом регионе, превратить его в плацдарм для последующих бросков на Север, в южнорусские степи. Разгром Джалаладдина облегчил завоевание Южного и Северного Азербайджана. Один за другим были захвачены города ...

Необходимость отмены крепостного права
«Великая реформа» 1861 г. ликвидировала крепостное право, стала порождением целого комплекса факторов и в первую очередь – структурного кризиса, который охватил все сферы жизни российского общества середины XIX в. Социально-экономический кризис. С одной стороны, в дореформенной России сохранялась низкая производительность труда вследс ...

Место архивного вопроса на съездах
Занятия археологических съездов, кроме пленарных заседаний, происходили по отделениям. Так, на Первом съезде вопросы, касающиеся памятников языка и письменности, были отнесены к компетенции 3-го отделения - «Русские древности». Со Второго съезда действовало уже специальное отделение - «Памятники языка и письменности», на котором рассмат ...