Даже со сменой власти в сознании населения по отношению Учредительного собрания ничего не изменилось. Народ, как и прежде, надеялся на него, с нетерпением ждал его созыва, так как он являлся единственным гарантом решения насущных вопросов: о земельной собственности, о мире, форме правления и национального определения.

Выборы в конце ноября 1917 года прошли практически по всей стране. В крупных городах спорили за первое место большевики и кадеты. Эсеры лидировали в деревне. По меткому выражению В. М. Чернова, что в деревнях «иногда проходил целиком весь эсеровский список»[225].

По официальным сведениям, по итогам выборов эсеры лидировали в 52 округах, при чем в 33 округах собрали больше половины всех голосов. В Алтайской, Архангельской, Пензенской, Ставропольской, Томской губерниях завоевали все депутатские места[226]. В составе Учредительного собрания оказались 715 депутатов – эсеров 412, 183 большевика, 17 меньшевиков, 16 кадетов[227]. Итоги выборов во всей стране показал, что первое место заняли эсеры 40%, большевики на второй позиции – 22,5%. Полную картину выборов см. приложения № 7.

Избраны от Ставропольской губернии представители эсеровской партии, так как они одержали победу, следующие депутаты: Ф. М. Онипко, Е. А. Дементьев, И. Г. Манжос-Белый, М. Г. Бочарников, А. К. Гутуров-Новиков, и Г. С. Емельянов. Избранные лица поспешили в Петроград, однако Учредительному собранию не суждено было открыться[228].

Большевики, которые так рассчитывали на большинство в Учредительное собрание, не оправдали их надежд. Последовала немедленная реакция на сторонников Учредительного собрания.

20 ноября на заседании СНК И. В. Сталин внес предложение о частичной отсрочке созыва Учредительного собрания, чтобы успеть провести в жизнь декреты о праве депутатов, дающий Советам возможность назначить перевыборы во все представительные учреждения. 21 ноября 1917 года такой декрет был принят[229]. Однако реальных последствий эта мера не имела, а поспешные действия отдельных провинциальных Советов носила скорее курьезный характер и попросту игнорировалась депутатами[230]. В. М. Чернов вспоминал, по этому поводу, эсеровской партии было ясно: этот исход выборов означает для большевиков смертный приговор Учредительному собранию. Цена обещаний была не больше той цены, которой стоило обещание В. И. Ленина уйти, если крестьянский съезд не выразит ему доверия. Как он разогнал исполнительный комитет крестьянского съезда, также он разгонит и Учредительное собрание[231]. Он был прав в своих суждениях, потому что большевикам действительно не нужно было Собрание, в котором они были в меньшинстве.

Под лозунгом Учредительного собрания 28 ноября, в день его созыва, в Петрограде прошла организованная демонстрация кадетов и правых эсеров. Цель, преследуемая ими, свержение СНК и объявления Учредительное собрание – верховной властью в стране – единственным хозяином земли Русской. Демонстранты заняли Таврический дворец, предназначенный дня созыва Учредительного собрания. После чего группа депутатов открыла «частное совещание» Учредительного собрания. «Временным» председателем был избран В. М. Чернов[232]. Этот акт был правомерен, так как созыв Собрания был назначен именно на этот день – 28 ноября. Однако не все члены добрались до столицы.

Из воспоминаний «временного» председателя следует, что эсеры доказали то, что большевики более не могут считать себя в Петрограде полными хозяевами. Однако в это время, конечно, и заключается крупная тактическая ошибка[233]. Эта ошибка состояла в том, что большевики имели за собой армейские силы – физические, а эсеры и кадеты не могли ничего им противопоставить, так как сила духа не всегда может выстоять против силы оружия.

Страницы: 1 2 3 4 5

Судьба интеллигенции в России в XX веке.
Интеллигенция в России с самого начала оказалась сообществом критически мыслящих людей, не удовлетворённых существующим общественно-государственным устройством. Дворянские революционеры, которые вышли на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года, были по своей природе интеллигентами: они ненавидели крепостное право, унижение человека – явл ...

Введение:
15 июля 1015 года умер великий киевский князь Владимир 1 Святославович, четвертый в династии Рюриковичей, прожив немного более 50 лет. Князь занемог уже давно. Болезнь с каждым днем усиливалась и становилось ясным, что ближайшее время может породить на Руси очередной династический кризис. Рядом с собой в своем загороднем дворце селе Бер ...

Историческое прошлое РГБ. Румянцевский музей в Санкт-Петербурге
Первые 60 лет Библиотека входила в состав Музеев, которые, меняя названия, неизменно сохраняли в нем имя Николая Петровича Румянцева: Московский публичный музеум и Румянцевский музеум (1862-1863), Московский публичный и Румянцевский музеи (1864-1913), Императорский Московский и Румянцевский музей (1913-1917), Государственный Румянцевски ...