На Западе появился новый мир, возникший благо­даря слиянию римского и варварского миров.

Жак Ле Гофф. Цивилизация средневекового Запада

Какую роль сыграли варвары в становлении новой цивилизации? Казалось бы, ответить на этот вопрос легко. Варвары разрушили цивилизацию Рима, а вместе с ней и тот уровень цивилизованности, который создавался на протяжении многих веков. Не случайно первые века после гибели империи называют «темны­ми». Население страдало от жестокости завоевателей и голода; пустели города, разрушались бесценные про­изведения искусства, замирала торговля. Росло число запущенных, никем не обрабатываемых земель. Так вырисовывался облик Западной Европы в начале ее су­ществования: огромные пространства лесов и полей с редкими, разобщенными островками деревень. Современники с ужасом описывали бедствия, обру­шившиеся на некогда процветавшие земли.

На Испанию набросились варвары; с немень­шей яростью обрушились заразные болезни . Голод свирепствует столь жестокий, что люди пожирают человечину . В городах, деревнях, виллах, вдоль до­рог и на перекрестках, здесь и там - повсюду смерть, страдание, пожарища, руины и скорбь. Лишь дым остался от Галлии, сгоревшей во всеобщем по­жаре.

Современники о событиях V в.

Но, несмотря на эти страшные картины, название «темные века» не объясняет нам всего, что происходи­ло в ту эпоху, когда закладывался фундамент новой цивилизации. Степень варваризации была неодинако­ва; многое зависело от того, какие именно германские племена вторгались на территорию Римской империи. Например, вестготы, остготы, франки довольно долгое время жили на ее границах, и, разумеется, входили в контакты с местным населением, усваивая некоторые элементы цивилизованности. В Остготском королевстве продолжала действо­вать римская система образования, и варвары попол­няли ряды учащихся. Остготский король Теодорих покровительствовал искусствам и наукам, при его дворе творили римские философы, писатели и исто­рики. По приказу Теодориха в Риме, Вероне и Равенне были восстановлены многие древние сооружения и по­строены новые; возрождались цирковые и театраль­ные представления. Теодорих, очевидно, ощущал себя преемником, продолжателем римских традиций; он писал византийскому императору, что его единствен­ное желание - это сделать свое королевство «двойни­ком» «беспримерной» Византии. Остготское возрож­дение (так называют этот расцвет культуры историки) было уникальным для V-VI вв. и не слишком долго­временным явлением. Иначе к плодам цивилизации относились те варва­ры, которые не имели опыта общения с римлянами. Лангобарды, покорившие Италию, не были готовы к усвоению античных достижений и потому последст­вия вторжения этого племени оказались гораздо более разрушительными. Но важно было уже то, что варвары захватили цивилизованное пространство: в са­мой Италии и римских провинциях были выстроены акведуки и термы, возвышались древние города, ук­рашенные храмами и статуями. Это пространство не могло исчезнуть сразу, как и старые социальные отношения, и законы, как и люди, вскормленные куль­турой Рима. Но для становления будущей западноевропейской цивилизации имело значение не только культурное наследие Рима, которое в той или иной степени пере­нимали варвары. В эпоху ее детства произошел важ­нейший сдвиг - переход к феодализму. И этот слож­нейший процесс развивался при самом активном участии варваров. Некоторые элементы феодализма появились, правда, и в Римской империи накануне ее гибели (труд колонов), но окончательно новые соци­ально-экономические отношения утвердились на большей части территории Европы через взаимодей­ствие позднего римского общества с варварским. Такой путь развития феодализма называется синтезным. Каким образом происходил синтез? На террито­рии бывшей Римской империи частично были унич­тожены, а частично еще сохранялись большие по­местья римской знати. Но, как вы помните, их вла­дельцы в основном использовали труд колонов, а ра­бов сажали на землю и давали им возможность вести собственное хозяйство. И колоны, и рабы, посажен­ные на землю, фактически были арендаторами. Ря­дом с такими поместьями селились общины герман­цев. К V-VI вв. германская община уже начала рас­слаиваться: ее члены имели участки земли, которые можно было продавать, покупать, дарить или заве­щать, т. е. пользоваться ими как частной собственно­стью. В коллективной собственности общины оставались только леса, пустоши и пастбища. Благодаря расслоению общины и возможности покупать и про­давать землю среди германцев росло крупное земле­владение. Так зарождались два класса феодального общества: феодалы - собственники земли, и крестьяне, полу­чавшие землю от феодалов под определенные условия, т. е. зависимые крестьяне. Феодала и зависимого крестьянина связывало нечто вроде взаимного догово­ра: феодал не мог использовать свою землю без труда крестьянина, а тот не имел своей собственной земли, а, кроме того, остро нуждался в ту неспокойную эпоху в военной защите. Но феодализация общества проходила в разном темпе даже в тех регионах Западной Европы, где осу­ществился синтез римского и варварского миров. Бы­стрее всего становление феодализма шло там, где рим­ские и варварские начала были уравновешены (в Севе­ро-Восточной Галлии), медленнее - там, где варвары не сумели разрушить римские рабовладельческие вил­лы (Италия), и там, где римские начала были слиш­ком слабыми (Британия, Германия между Рейном и Эльбой) или отсутствовали вообще (Скандинавия). Соответственно в Северо-Восточной Галлии феодализм утвердился уже в VIII-IX вв., в Италии - к Х в., в Британии - к XI в., в Германии - только к XII сто­летию.

Боспорское государство
Располагалось с обеих сторон Керченского залива, который в древности называлось Боспор Киммерийский. Главным городом был Пантикапей, но столицей азиатской части Боспора считалась Фанагория (возле современного поселка Сенное). К образованию Боспорского государства существующие на ее территории с VI ст. до н.э. греческие города Пантикапей ...

Иркутские благотворители
В Иркутске замечательная буржуазия. Трапезниковы, Сибиряковы, Баснины, Пономаревы, Белоголовые. Они не признают грошей: дают сотнями тысяч. Связь с городом чувствуется живо. Пономарев составляет завещание: «Употребить все мое состояние (свыше миллиона рублей) единственно на пользу человечества, науки, искусства и не оставлять в полную с ...

Подъем национально-освободительного движения
Для национально-освободительного движения царский манифест послужил мощным катализатором в борьбе за равноправие наций и ликвидацию национального гнета. Манифест был опубликован в разгар Всероссийской политической стачки. С 14 по 21 октября Вильно находился в руках рабочих. 16 октября восстали рабочие Ревели и национальные районы Поволж ...