Пожалуй, ни к какому другому из кочевых племен региона время не было так благосклонно, как к печенегам. Во-первых достоверные археологические памятники печенегов в Приуралье сейчас известны, а главное- территориально они располагаются там, где зафиксировали печенегов сразу 2 средневековых путешественника – Ал Идриси, а до него, в начале Х в.- секретарь посольства багдадского халифа Джафера ал- Муктадира в страну булгар- Ахмед ибн-Фадлан.

Погребальный обряд печенегов, благодаря работам С.А.Плетневой и Г.А.Федорова- Давыдова, изучен достаточно хорошо. Своих покойников печенеги хоронили под небольшим земляными насыпями, или экономя время, брусками их в более древние насыпи. Под напедым таким курганом находилось по 1 захоронению, совершенному в неглубокой, простой яме, головой на запад, в деревянном гробу или без него. Слева от человека укладывали чучело коня, от которого до нас дошли черепа и кости, размещенные в анатомическом порядке[10].

Сведения Ибн-Фадлана о пребывании в начале Х века печенегов к востоку от Волги подкрепляются сообщениями других средневековых авторов- арабского писателя, историка и географа Аль- Масуда и византийского императора Константина Багрянородного, а современные исследователи изучили серию курганов печенегов в степях Украины и Северного Причерноморья- захоронения под небольшими земляными курганами, в простых прямоугольных могилах или в могилах со ступенькой вдоль длинной стенки, на которой лежали кости взнузданного и оседлого коня (шкура), поза погребенного- вытянуто на спине, головой на запад или восток, иногда в могилах встречены глиняные сосуды- плоскодонные горшки грубой ручной лепки и часто- бронзовые или серебряные украшения поясов.

Что касается половцев, то очертания границ Дешт-и-Кипчак долгое время остались аморфными. Как и печенежские, погребения кипчакского времени первым обнаружили и исследовал Ф.Д.Нефедов. В 50 верстах к югу от Оренбурга, у пос. Мертвецовского он раскопал 6 курганов, насыпанных у земли и камня, из которых было по 1 могиле, перекрытый каменными плитами или короткими дощечками. Скелет погребенных лежали в гробах или завернутыми в бересту, головой на запад, юго-запад, северо-восток. Возле них найдены вещи: удила, железные стрелы в колчанных, украшенных костяными накладками, у женщин по, пожалуй, самым крупным могильником- сразу 14 погребений, оказался могильник у д. Сынтыш-Тамак Благоварского района, на р. Чермасан, обнаруженный и исследованный в 1966г. археологической экспедицией Баш. Госуниверситета, возглавляемой С.М.Васюткиным. Курганные насыпи были земляные, под каждой - по 1 могиле, в которых умерших укладывали на спину, головой на запад. Набор сопровождающих вещей типична: лук со стрелами, сабля, нож, кресало, конская сбруя. В двух могилах найдены остатки деревянных седел, причем в одной могиле седло лежало под головой погребенного (характерная поза кочевника, ночующего в степи), в другой- под ступнями. Интересны также находки двух амулетов в виде человеческой фигуры, вырезанных из тонкого листа серебра. Этот памятник по сей день остается самым крупным памятником ХII-ХIV вв. на территории Приуралья.

Кроме вышеуказанного, авторы книги «Курганы кыпчакского времени…» убеждают нас в том, что погребальный обряд курганов ХII-ХIV вв. на Южном Урале, прежде всего, независимо от внешних признаков кургана характеризуется одним и теми же чертами: преобладающее захоронение в простых прямоугольных ямах, значительная часть которых была перекрыта доками, в положении вытянуто на спине, головой на север или запад, в сопровождении примерно одинаковых наборов погребального инвентаря, в сочетании с частичной территориальной «чересполосицей» (нахождение курганов с камнями в насыпи- Алебастрово II, Лебедевка VIII- в равниной части региона, а земляных курганов- Башкир Беркутово, IV Ивановский, Орский, Алабайтал и другие- в предгорьях) и наличием заведомо синкретичных памятников, т.е. органично сочетающих признаки обряда двух рассматриваемых групп, где под ярко выраженной земляной насыпью было сооружено каменное кольцо, внутри которого перекрытая вымосткой могила прямоугольной формы, где лежал целый остов коня.

Страницы: 1 2

Материальная и духовная культура кочевого общества ХII-ХIV вв.. Типология вещевого комплекса печенегов и кипчаков-половцев по данным археологии
Сведения Ибн-Фадлана о пребывании в начале Х в. Печенегов к востоку от волги органично дополняются данными археологических исследований, в результате которых в северной части Урало-Волжских степей, на территории современных Самарской, Саратовской и Оренбургской областей выявлена и изучена серия курганов, по своим признакам индентичных с ...

Чехословакия в период выбора путей послевоенного развития. 1945-1948 гг.
Кошицкая программа была результатом компромисса основных политических сил, боровшихся за лидерство в послевоенной Чехословакии. Умеренная программа социально-экономических преобразований также была более понятна широким слоям общества, участвовавшим в национально-освободительной борьбе. Бенеш и его сторонники предполагали восстановить Ч ...

Колхозное движение в 1928 – 1929 гг.: новые проблемы
Колхозное движение нарастало. Уровень коллективизации к концу 1927 г. достиг почти 4% только за 3 – 4 месяца 1928 г. было создано несколько десятков тысяч новых кооперативов, куда были вовлечены сотни тысяч членов. В зерновых областях РСФСР и Украины сосредоточилась третья часть всех колхозов. Обозначилась лидирующая роль важнейших хле ...