Губернская управа состояла из 6 членов и председателя, выбиралась на три года. Кандидатура председателя губернской управы утверждалась министром внутренних дел.

Уездная управа состояла из председателя и двух членов, кандидатура председателя утверждалась губернатором.

В обязанность управ входило выполнение распоряжений земских собраний. Кроме того их обязанности включали:

ü составление губернских смет, раскладок и отчетов;

ü подготовка нужных собранию сведений и заключений;

ü надзор за поступлением земских доходов и расходованием земских сумм;

ü представление в суде интересов земства по имущественным делам;

ü распоряжение с разрешения губернатора о своевременном созыве и об открытии земских собраний.

В обязанности губернских управ входило еще и рассмотрение жалоб на уездные управы, а также образование канцелярий при них.

Важным принципом деятельности управ была гласность. Положение 1864 года предусматривало, что все сметы, раскладки, отчеты управ, а также результаты ревизий печатаются для всеобщего сведения в «Губернских ведомостях». До 1866 года материалы собраний и управ печатались без предварительной цензуры, за исключением постановлений, нуждавшихся в утверждении губернатора.

В 1867 году был принят закон, запрещавший любые сношение между земствами разных губерний, даже по общим делам управления. Все печатные издания были подчинены цензуре губернатора. Было установлено, что отчеты земских управ должны печататься с разрешения губернатора и в количестве, не превышающем число гласных. Таким образом, местное население полностью утратило возможность контролировать деятельность земских учреждений. Складывались ситуации, когда вновь избранные в собрании гласные не могли ознакомиться с тем, как работали их предшественники.

Правительство, опасаясь влияния земских учреждений, ограничило их компетенцию узким кругом чисто хозяйствен­ных дел, из пределов которых земства не имели права выходить. Отделив хозяйственную область от общей админи­страции, правительство раздробило местное управление между различными коронными и земскими учреждениями, что пагубно отражалось на всем ходе местной деятельности. Часто одна и та же область местных дел была в ведении различных инстанций. Земства могли, например, нанять помещение для школы и взять на себя ее содержание, но не имели права, по закону, руководить обучением в этой школе, не могли состав­лять программы, контролировать учебно-воспитательный про­цесс, так как это считалось функцией государственных органов.

Несмотря на эти ограничения и столь надежный состав земских учреждений, правительство, предоставив им заботу о местном хозяйстве, лишило их самостоятельности даже в указанных пределах. Земские учреждения не имели своих исполнительных органов, не обладали принудительной властью; они должны были действовать только через поли­цию. Они были лишены права общаться друг с другом, были поставлены под строгую опеку и контроль губернатора и ми­нистра внутренних дел, которые могли приостановить любое постановление земских собраний.

Страницы: 1 2 3 4

Характер и движущие силы революции
По своему характеру революция 1905—1907 гг. буржуазно-демократической. Ее основными задачами были: ликвидация помещичьего землевладения и наделение крестьян землей, свержение самодержавия и установление в стране конституционного республиканского строя, предоставление народу политических прав и демократических свобод — свободы слова, печ ...

Брачно-семейные отношения.
Брак заключался на основе договора от имени мужа и жены. Договор определял и правовой режим имущества, принесенного женой в виде приданого: оно оставалось собственностью жены. Допускалась также передача жене всего имущества семьи. В Египте довольно долго существовали пережитки матриархата, что сказывалось на относительно высоком положе ...

Социальные программы.
ДО 1905 г . В России не было «партии власти» и четко выраженной социальной программы. Власть не ощущала потребности ни в том , ни в другом : она просто царствовала, опираясь в основном на насилие над личностью и обществом. Историки наших дней увидели в этом вектор развития на весь xx век: не государство и общество для человека, а челов ...