Через весь труд Тацита проходит мысль о воинственности германцев. Поэтому вполне логичным является необходимость описания их оружия.

Тацит обратил наше внимание на то, что «<…> железо, судя по изготовляемому ими оружию, у них не в избытке».39 Из этих слов мы можем сделать вывод, что основным материалом для изготовления оружия у германцев, скорее всего, служило дерево.

Оружие их не отличалось разнообразием: «Редко кто пользуется мечами и пиками большого размера; они имеют при себе копья, или, как сами называют их на своем языке, фрамеи, с узкими и короткими наконечниками, однако настолько острыми и удобными в бою, что тем же оружием, в зависимости от обстоятельств, они сражаются как издали, так и в рукопашной схватке. И всадник также довольствуется щитом и фрамеей, тогда как пешие, кроме того, мечут дротики, которых у каждого несколько, и они бросают их поразительно далеко».40 Отсюда мы можем заключить, что основным оружием для германцев была фрамея, выполнявшая функции как атакующего, так и оборонительного оружия. К тому же фрамея входила в снаряжение и пеших воинов, и всадников. Кроме того, у пеших воинов на вооружении были ещё и дротики. В качестве основного оборонительного оружия выступал щит.

Что же касается внешнего вида воинов, то «пешие <…> совсем нагие или прикрытые только легким плащом. У них [германцев] не заметно ни малейшего стремления щегольнуть убранством, и только щиты они расписывают яркими красками. Лишь у немногих панцири, только у одного-другого металлический или кожаный шлем».41 Исходя из этого, очевидно, что германцы не уделяли большого внимания украшению воинов и даже тщательной их защите.

Однако оружие у германцев имело ещё и особое, сакральное, значение. Оно играло важную роль в общественной жизни и проходило с германским мужчиной через всю его жизнь. Например, при голосовании на советах племён поднятые вверх копья выступали как знак одобрения: «Если их [старейшин] предложения не встречают сочувствия, участники собрания шумно их отвергают; если, напротив, нравятся, – раскачивают поднятые вверх фрамеи: ведь воздать похвалу оружием, на их взгляд, – самый почетный вид одобрения». И вообще «Любые дела – и частные, и общественные – они рассматривают не иначе как вооруженные». 42

Оружие играло определяющую роль в обряде посвящения юноши в мужчину. Только после проведения этого ритуала, молодой человек мог носить щит и фрамею. Тацит сравнил этот обряд с обычаем римлян облачать юношей в мужскую тогу при посвящении в мужи: «Но никто не осмеливается, наперекор обычаю, носить оружие, пока не будет признан общиною созревшим для этого. Тогда тут же в народном собрании кто-нибудь из старейшин, или отец, или родичи вручают юноше щит и фрамею: это – их тога, это первая доступная юности почесть». 43

Врытые в землю копья использовались германцами в спортивных играх и упражнениях: «Обнаженные юноши, для которых это не более как забава, носятся и прыгают среди врытых в землю мечей и смертоносных фрамеей». 44

Оружие также сопровождало германского мужчину в последний путь: «В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предается огню только его оружие, иногда также и его конь». 45

В некоторых германских племенах были небольшие особенности обращения с оружием. Например, у свионов «оружие в отличие от прочих германцев не дозволяется у них иметь каждому: оно всегда на запоре и охраняется стражем». К тому же у свионов был хороший флот, что было обусловлено близостью их проживания к Северному и Балтийскому морям: «Помимо воинов и оружия, они сильны также флотом. Их суда примечательны тем, что могут подходить к месту причала любою из своих оконечностей, так как и та и другая имеют у них форму носа. Парусами свионы не пользуются и весел вдоль бортов не закрепляют в ряд одно за другим; они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону». 46

Страницы: 1 2

Национальный вопрос
Национальная политика самодержавия в 80 - 90-е годы выражалась в ограничении прав некоторых национальностей, в русификации национальных окраин и распространении на них общеимперского административно-политического управления. Утвердившийся в те годы дух воинствующего имперского национализма привел к различным стеснениям "иноверцев&q ...

Внутренняя политика
Когда началась политика перестройки в 1985 году, ничто не предвещало сразу крупных межнациональных проблем. Тогда Горбачев стремился укрепить Союз, и свою политику перестройки он начал, как политику Перестройки социализма, но ни о каком разделении союза он не думал, и речь об этом не шла. Но в условиях перестройки, та центральная власть ...

Взгляды Николая I на «воспитание» России. Предпосылки
12 декабря 1825 г. на русский престол вступил Николай I Павлович (1825 - 1855 гг.). Николай был третьим сыном Павла I. Старших сыновей Павла I - Александра и Константина - с детства готовили к престолу, младших - Николая и Михаила - к военной службе. Николаю шёл пятый год, когда был задушен отец. Отца он помнил смутно, но, став императ ...