Содействуя сословному сплочению мастеров, цех был далек от принципа равенства. Так, среди мастеров городской юрисдикции далеко не каждый мог быть избран цехмистром (цехмейстром). В одних цехах должность эта была привилегией прежде избиравшихся цехмистрами других старших ремесленников, в других избрание цехмистров разрешалось производить только из узкой группы лиц. Роль знатности в ремесленной среде выполняло происхождение из давнего рода мастеров. Вместе с богатством оно определяло и критерий выбора кандидата в цехмистры независимо от того, избирался ли он общим голосованием всех мастеров – членов гильдии или узкой группой, составляющей ее верхушку.

На избранных мастерами цехмистров, или, как часто их называют в гильдейских уставах, старших, цех возлагал ряд обязанностей. Они должны были хранить кассу цеха, состоявшую из регулярных взносов, которые взимались с каждого мастера, а в некоторых цехах и с подмастерьев. В цеховом ларце находились также устав цеха и различные привилегии, дарованные цеху радой города, великокняжеской властью. Наблюдение за их сохранностью также вменялось в обязанность цехмистров. Цехмистрам поручалось наблюдение за тем, чтобы вся производственная деятельность мастера, отношения между мастерами, их отношения с подмастерьями, учениками отвечали требованиям устава. Уставы требовали от всех цеховых полного подчинения цехмистрам. Для выполнения поручений цехмистров избирались один-два младших. Не желавший выполнять порученные ему обязанности младший мог откупиться взносом. На эти деньги нанимался кто-либо другой. Книги цеха вел писарь.

По уставу ремесленники как в производстве своих изделий, так и в их реализации не могли поступать самостоятельно; они обязаны были подчиняться цеховой регламентации. Уставы и традиции фактически препятствовали значительному накоплению денежных сумм в руках мастеров; они тормозили имущественную дифференциацию мастеров и затрудняли расширение производственной деятельности.

Одной из форм сословных объединений горожан стали в первой половине XVII в. союзы подмастерьев. Сама организация подмастерьев выросла на почве обострения противоречий внутри цеха, роста недовольства подмастерьев. Причин для этого было более чем достаточно. Гильдейские уставы признавали за подмастерьями только обязанности и прежде всего полное послушание мастеру.

Переход в высшую группу ремесленников – из подмастерьев в мастера – был сложным. Подмастерье должен был прослужить у мастеров не менее 3 лет и совершить «вандровку» в один из крупных центров Речи Посполитой, «обучаясь еще лучше в этом ремесле».[22] После возвращения из путешествия подмастерье получал право выдержать экзамен – изготовить образцовое изделие (шедевр), а также внести установленный взнос в цеховую казну.

Если сопоставить уставы второй половины XVI в. с уставами первой половины XVII в., - единственное право подмастерья – отработав определенный срок, стать мастером, - становилось все более призрачным. Организация подмастерьев необходима была и в интересах контроля над ними со стороны цеха и рады. Все эти обстоятельства и привели к созданию союза подмастерьев.

Кроме цеховых ремесленников, в украинских городах, как уже указывалось, существовала крупная группа нецеховых ремесленников – партачей. Эту социальную прослойку мещан украинских городов составляли ремесленники, которые не могли войти в цех по национально-религиозным соображениям, из-за отсутствия средств для вступительного взноса, и, наконец сельские ремесленники, работавшие в городе.

С развитием ремесла в украинских городах численность партачей неуклонно росла. Например, во Львове в первой половине XVII в. нецеховые ремесленники составляли более 40% общей численности ремесленников города.[23] Гильдии как монопольные производители и продавцы товаров в своей отрасли видели в партачах конкурентов и пытались не только не допустить их в цеховые организации, но и полностью парализовать их деятельность. С этой целью они нападали на мастерские партачей, изгоняли их за пределы города. Но попытки цехов противостоять внегильдейскому производству далеко не всегда были удачными, т.к. партачей поддерживали шляхта и городская власть.

Страницы: 1 2 3 

СССР в период мощного подъема народного хозяйства. Завершение строительства социализма (1953—1958 гг.). Сентябрь 1953 г.; июль 1955 г.: новые подходы к народно-хозяйственным проблемам
Выбор нового политического пути требовал изменения ориентиров в экономике. Однако тогда никто в политическом руководстве страны не подвергал сомнению принципы командно-административной системы. Речь шла о преодолении ее крайностей, таких, как почти полное отсутствие материального стимулирования трудящихся, отставание в массовом внедрени ...

Основные причины централизации русских земель. Роль внешнеполитического фактора
Политическая раздробленность стала новой формой организации русской государственности в условиях освоения территории страны и её дальнейшего развития по восходящей линии. Повсеместно распространилось пахотное земледелие. Совершенствовались орудия труда: археологи насчитывают более 40 видов металлических орудий труда, применявшихся в хоз ...

Варварство против цивилизации
Первое знакомство с германцами произошло еще в I в. до н. э. Тогда некоторые германские племена пере­шли через Рейн и пытались осесть в римской провин­ции Галлии. Но их натиск был отбит, и самый реши­тельный удар нанес знаменитый полководец Юлий Цезарь, отбросивший германцев за Рейн. К концу I в. н. э. по этой реке и пролегла граница, о ...