Уже давно сказано, что город необходимо изучать не только по письменным источникам, но и привлекая всю совокупность его материальных проявлений прежде всего. Археологические изыскания дали ученым большой материал. Комплексный метод применялся и при изучении Ташкента. Скудные данные письменных источников пополнялись археологическими, историко-топографическими, нумизматическими и топонимическими материалами многие годы, что позволило наметить общие контуры развития города, а затем уточнить его историческую топографию, определить динамику развития селитебного пятна и тяготеющих к нему поселений, уточнить периоды его расцвета и спада и общую хронологию

Ташкент — современная столица Республики Узбекистан — расположен в Чирчик-Ангренской долине на равнинной местности. Система каналов Салар, Каракамыш, Чаули, Бурджар и Нижнее Бозсу — обеспечивает его стабильное орошение. Западная часть современного города, отделенная от восточной каналом Анхор, текущим с северо-востока на юго-запад, расположена в зоне каналов Каракамыш - Нижнее Бозсу и имеет общее падение рельефа к западу от Анхора, Ирригационная сеть представлена системой оросительных каналов: Калькауз, Кукча, Анхор, Шахар и сбросов: Лабзак, Чорсу, Чукурсай, Жангоб и других.

Плодородные лессовые почвы долины и обилие воды, близость гор Ангрена и Илака с их полезными ископаемыми (железо, серебро, свинец, бирюза и другие) способствовали раннему заселению оазиса Чач (долина реки Чирчик). Древний культурный субстрат предшествующий образованию развитых городских агломераций на территории собственно города, достаточно активен.

Обращаясь к историко-топографической карте Ташкента, мы увидим названия Афрасиаб и Чильдухторап-тепе, Зах и Калькауз (Кейкавус), уводящие нас к сюжетам древнего эпоса. Эти объекты дали археологические материалы, которые позволяют с полной убежденностью говорить об освоении какой-то части территории собственно Ташкент начала 80-х годов 20 века

Ташкента уже в эпоху поздней бронзы. Чильдухторан-тепе таил в себе захоронения этого времени, сопровождавшиеся некоторым погребальным инвентарем. Холмы Алтын-тепе, исследовавшиеся еще до революции членами Туркестанского кружка любителей археологии (ТКЛА), оказались некрополем I в. и. э. с большим количеством оссуариев и бытовой керамики, характерной для этого времени. На южной окраине современного Ташкента есть городище Шаш-тепе, исследовавшееся много раз в течение столетия. Раскопки 1980—1982 гг. дали возможность выявить три этапа его жизни, начиная с VI—IV вв. до н. э. и до 11—1 вв. до п. э. Это первое наиболее раннее урбанизированное поселение па территории Большого Ташкента. Древнейшее упоминание о городе в долине Чирчика содержится в исторических записках и относится ко II— началу I вв. до н. э. Ранее допускалось, что этот город располагается где-то на территории Ташкента, однако археологическими работами последних лет на территории Минг-Урюка не выявлено каких-либо признаков слоев или даже отдельных находок такого времени. Археологические работы, проведенные в последние годы, были столь обширны, что позволили достаточно уверенно сделать выводы и обобщения об истории сложения города и его исторической топографии. Оказалось, что предлагавшаяся ранее локализация раннесредневековой столицы Чача на месте «старого Ташкента» (территория Шайхантаурского тумана), не подтверждается археологическими исследованиями, которые свидетельствуют, что самые ранние культурные наслоения здесь датируются IX—Х вв.

Однако исследования территории «большого Ташкента» выявили материалы, позволяющие судить о большой древности культурного субстрата, подготовившего почву к развитию городской культуры в бассейне Салара — Бозсу.

Чач с его городами и селениями находился на краю земледельческого оазиса и граничил с бескрайними степными просторами. Экономические, политические и культурные контакты кочевых скотоводов и оседлых земледельцев были естественны и необходимы. Направление ремесленного производства городов оазиса диктовалось во многом не только собственными запросами, но и потребностями скотоводов степи. Развитие городов стимулировалось торговым обменом, отсюда и интенсивная урбанизация Чача. Города были центрами ремесла, торговли и культуры, а в случае опасности становились убежищем для жителей самого города и его округи. Крепкие стены и башни были достаточной защитой при набегах врага.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Амурский вопрос в XVIII веке
Попытки решения Амурского вопроса в XVIII веке. В 80-е гг. XVII века, вследствие неблагоприятной внешнеполитической обстановки и давления военной силы маньчжур, Россия была вынуждена пойти на уступки Цинскому правительству. Русские колонисты покинули территорию Приамурья почти на 200 лет. Потеря Россией данного региона по условиям Нерч ...

 «Муравьевский Век» на Амуре. Россия на Дальнем Востоке в середине XIX века
Нерешенность Амурского вопроса замедляла экономическое развитие русского Даль­него Востока. Тихоокеанское побережье было отрезано от всей стра­ны многими тысячами верст таежного бездорожья. Единственным средством связи с побережьем являлись вьючные тропы, одна из которых имела громкое название Якутско-Охотского тракта. Отсут­ствие удобн ...

Значение крещения Руси
Понадобилось несколько веков для укрепления христианства, но влияние язычества не ослабевало – возникало двоеверие: молились в церкви, а продолжали праздновать языческие праздники. Так праздник Коляды слился с Рождеством, а масленица с Великим Постом. Церковь получила земли, на которых организовала свое хозяйство. Прежде всего – монаст ...