А. Васильчиков, современник крестьянской реформы, писал: «местное самоуправление в известных размерах допускается во всех государственных организациях, и при самых централизованных формах правления местным жителям предоставляется всё-таки весьма обширный и многосложный круг действий, преимущественно по тем предметам ведомства, которые могли бы обременить центральную администрацию чрезмерными расходами и заботами управления»[46]. В крепостной России ни о каком местном самоуправлении не могло быть речи, так как все вопросы (социальные, правовые, общекультурные) находились в ведении помещика. «Центральная власть спокойно полагалась на его полицмейстерство, на котором держался весь полицейский строй дореформенной России»[47]. После отмены крепостного права явилось пустое место. Его можно было заполнить или проведением сверху донизу бюрократического начала, что было, конечно, совершенно немыслимо просто уже потому, что у бюрократии не хватило бы на это наличных сил, или введением самоуправления на местах. И поэтому, естественно, совокупность всех создавшихся с отменой крепостного права условий необходимо требовала проведения в том или ином виде системы местного самоуправления[48].

Однако члены Редакционных комиссий боялись связать крестьянские общины и волости с будущим земским самоуправлением, которое уже тогда предполагалось учредить в уездах после отмены крепостного права. С этим связано и то, что органы волостного управления были организованы по сословному принципу[49]. как пишет А. А. Корнилов, «опасаясь помещичьей ферулы над крестьянами, редакционные комиссии не хотели сделать волость единицей всесословной и вместе с тем независимой от уездных административных властей»[50]. Правительство пошло по пути бюрократизации местного самоуправления, что, по сути, означало его ликвидацию.

Политика правительства в отношении сельского и волостного самоуправления является лучшим свидетельством того, что оно усматривало непосредственную взаимосвязь между крестьянским самоуправлением и земскими законосовещательными органами. Сама логика социально-политического развития ставила на повестку дня вопрос о создании всесословного представительного учреждения. А. А. Корнилов писал: «раз крепостное право было отменено, явилась возможность говорить о самоуправлении всесословном»[51]. В заключении хотелось бы привести очень интересное рассуждение А. Васильчикова о соотношении народного представительства и местного самоуправления.

«Справедливо и верно, - пишет он, - что самоуправление при постепенном и благоразумном развитии ведёт неминуемо к народному представительству; и как ручьи, следу естественному склону, сливаются в реки и моря, так отдельные местные учреждения, следуя естественному ходу событий, стекаются в общие представительные собрания»[52]. Закономерно, что народы, пользующиеся самостоятельными правами во внутреннем управлении, очень легко достигают и политических прав; «сила вещей и ход событий, указывая всем и каждому на необходимость соглашения, приводят их к желаемой цели – к той форме правления, которая соглашает отдельные местные потребности с пользами всего государства, т. е. к народному представительству»[53].

Однако из всего этого отнюдь не следует, что местное самоуправление не может успешно функционировать там, где всесословное представительное учреждение отсутствует. Народное представительство ни в коей мере не заменяет местное самоуправление[54]. Развитая система местного самоуправления выступает в качестве необходимого условия народного представительства. Народное представительство вообще не может функционировать без помощи местных учреждений. Мы можем сказать, что правительство верно уловило тенденцию эволюции местного самоуправления. Отвергнув институт народного представительства, оно отвергло и крестьянское самоуправление.

Внешняя политика де Голля
Избавившись от груза войны в Алжире, правительство де Голля могло проводить более активную внешнюю политику. В мае 1962 г., продолжая поддерживать идею объединения стран Западной Европы, оно отвергло планы создания «наднациональной Европы», т.е. федеративного или даже единого западноевропейского государства по образцу США. Наднациональн ...

Исследователи о причинах массовой миграции азиатских кочевников
Временный пик массового движения азиатских кочевников на запад приходится на период с середины IХ до середины ХI в., когда по евразийским степям прокатилось несколько кочевых волн: печенеги, Огузы (торки), кыпчаки. Современники этих событий полагали, что перемещались кочевники по цепной реакции, когда одни одни племена, захватывая пастб ...

Накануне 1825 г.. Формирование декабристской идеологии
Главным источником революционной идеологии декабристов были противоречия российской действительности, т.е. между потребностями национального развития и феодально-крепостническими порядками, которые тормозили экономический прогресс. Самым нетерпимым для передовых русских людей было крепостное право. Оно олицетворяло собой все недостатки ...