40-е годы. С началом второй мировой войны в процессе расчленения югославского государства большая часть Косово и Метохии вошла в созданную Италией Великую Албанию. Именно тогда активно осуществлялась идея выселения с этой территории неалбанского населения. Мустафа Кроя, премьер-министр албанского марионеточного правительства, в июне 1942 г. заявил, что “необходимо приложить усилия к тому, чтобы всех сербов-старожилов из Косова выгнать… сослать в концентрационные лагеря в Албанию. А сербов-переселенцев надо убить”. По данным американских спецслужб, с апреля 1941 г. до августа 1942 г. албанцы убили около 10 тыс. сербов, а число изгнанных сербов за время оккупации составило 100 тыс. человек. Примерно такое же количество албанцев переселилось из Албании в Косово.

Руководство Югославии после войны ничего не сделало для восстановления прежней этнической структуры Косово. Наоборот, уже 6 марта 1945 г. было принято постановление “О временном запрещении возвращения колонистов в места их прежнего проживания” – в Македонию, Косово, Метохию, Срем и Воеводину. На протяжении нескольких десятилетий этот факт в научной литературе не обсуждался. Однако в последние годы были опубликованы новые документы, которые позволили историкам сделать несколько предположений относительно мотивов появления такого указа.

Милован Джилас (известный политик, ученый и писатель, близкий соратник Иосипа Броз Тито) писал в воспоминаниях, что правительства Албании и Югославии в конце войны стояли на той точке зрения, что “Албания должна объединиться с Югославией, что разрешило бы и вопрос албанского национального меньшинства в Югославии”. Это “принесло бы не только непосредственные выгоды и Югославии, и Албании, но одновременно покончило бы с традиционной нетерпимостью и конфликтами между сербами и албанцами. И – что… особенно важно – это дало бы возможность присоединить значительное и компактное албанское меньшинство к Албании как отдельно республики в югославско-албанской федерации”. И.Броз Тито намного больше интересовала судьба задуманной им балканской федерации, ядром которой стала бы Югославия, чем область Косово в Составе Сербии. Он готов был ею пожертвовать, чтобы сделать эти планы привлекательными для Албании. Майор Дж.Хеникер Мейджор, член британской военной миссии в Сербии, записал в конце 1944 г.: “Я верю в заявление Тито, что его не интересует будущее Косово, которое бы он отдал Албании, если бы она этого захотела”. Ходжа подтверждал такое желание, дословно повторив слова Тито в письме в ЦК ВКП(б): “Косово принадлежит Албании и должно быть присоединено к Албании. Мы желаем этого ото всей души, но в настоящий момент не можем этого допустить, потому что реакция великосербов еще очень сильна”. Сама идея долго оставалась для Тито актуальной, он все делал для сближения двух стран. В 1946-47 гг. было заключено 46 договоров, которые фактически устанавливали единую экономическую политику Албании и Югославии. Договоры о сотрудничестве и соглашение об отмене виз осуществляли планы Тито “принять все меры к сближению населения Косово и Метохии с населением Албании”. Югославские же ученые оценивают такую политику как ущемление прав прежде всего сербского населения.

Особый статус территориальной политической единицы Косово и Метохия получили только после образования ФНРЮ. Каждое послевоенное десятилетие повышало статус Косово и приносило существенное расширение автономии – от Автономной области в составе Сербии в 1945 г. до Автономного края с широчайшими полномочиями самостоятельного субъекта федерации в 1974г.

В социалистической Югославии строительству федеративных отношений всегда уделялось большое внимание.

Первая Конституция ФНРЮ 1946 г. создавалась под сильным влиянием Конституции СССР 1936 г. Она окончательно утверждала федеративный строй, определяя, что Югославия является “союзным государством республиканской формы, объединением равноправных народов, которые на основе права на самоопределение, включая право на отделение, выразили свою волю жить совместно в федеративном государстве”. Союзными единицами становились республики как содружества проживающих на их территориях народов и национальных меньшинств. Сербия была конституирована как сложная федеральная единица. Воеводина, где проживало около 500 тыс. венгров, и Косово и Метохия получили статус автономных областей в составе Сербии. Отношения между республиками и федеральными органами в этот период строились на приоритете центральной власти. Албанцы Косово не были довольны своей судьбой в составе Югославии. Во всяком случае в этом уверял руководство СССР Ходжа в 1949 г. Он писал в ЦК ВКП(б), что “демократические и национальные права албанского национального меньшинства Косово и Метохии совершенно не соблюдаются. Никакой связи с Албанией!” Именно связь с Албанией и осуществление возможности присоединения к Албании стали основными критериями уровня демократии в крае. Предоставление Косову автономии, открытие албанских школ в Косове и Метохии Ходжа расценил как демагогию, поскольку “идеал – соединение с Албанией – остался неосуществленным”. После 1948 г. Ходжа считал, что настал удобный момент для начала борьбы албанского населения в Югославии “за свое освобождение”, что борьба должна быть жесткой, бескомпромиссной, не исключающей и вооруженного восстания.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Особенности функционирование системы карательных органов в условиях тоталитарного режима
Само применение термина «кулак» было искажением истины с самого начала существования советского режима. Многие кулаки совершенно обеднели. Лишь небольшая часть кулаков владела 2-3 лошадьми и 3-4 коровами. Один из активистов так рассказывал о типичном кулаке: «У него больная жена, пятеро детей и ни крошки хлеба в доме. А мы называем ег ...

Оперативная обстановка накануне Курской битвы
Линия фронта к началу летне-осенней кампании 1943 г. проходила от Баренцева моря к Ладожскому озеру, далее по реке Свирь к Ленинграду и далее на юг; у Великих Луг она поворачивала на юго-восток и в районе Курска образовывала огромный выступ, глубоко вдававшийся в расположение вражеских войск. В целом к лету 1943 года перед Курской битв ...

Заключение.
То, что происходит в наши дни на территории бывшего Союза ССР, в какой-то степени напоминает трагический период начала гражданской войны в России. Сегодня мы все вроде считаем себя гуманистами, и никто не хочет крови, а она льется, мы за гражданский мир, а он рушится то там, то здесь. Выходит, и в наши дни, как и восемьдесят пять лет ...