Калачов предлагал создать следующую сеть архивов: все архивы должны были подразделяться на текущие, справочные при учреждениях и центральные исторические. Центральные исторические архивы делились на две группы: центральные архивы при высших правительственных учреждениях и министерствах и центральные архивы для каждой губернии. Дела, потерявшие практическое значение, передавались в губернские исторические архивы. В этих архивах действовали комиссии, составленные из чиновников учреждений и местных знатоков старины, которые отбирали дела, имеющие научное значение, для постоянного хранения. Большинство таких материалов следовало затем передавать центральные архивы высших правительственных учреждений и министерств. Калачов предложил ряд мер, которые бы свели к минимуму возможность гибели ценных источников. К тому же документы могли уничтожаться только с разрешения Главной архивной комиссии, подчинявшейся Министерству народного просвещения. Эта комиссия должна была возглавить всю архивную сеть, то есть ставился вопрос о создании единого руководящего архивного органа.[17]

В проекте сохранялись, однако, и ведомственные традиции. Главная архивная комиссия должна была сноситься с архивами при высших правительственных учреждениях и министерствах только через соответствующие ведомства. К тому же сомнение Калачова в возможности создать благоустроенные архивы на местах заставило первоначально предусмотреть губернские исторические архивы в виде каких-то промежуточных хранилищ, передающих ценные материалы в Москву или Санкт-Петербург. Этот пункт вызвал возражения при обсуждении доклада на съезде. При дальнейшей разработке проекта Калачова центральные архивы на местах выступали уже как хранилища с постоянным составом документальных материалов. На съезде вопрос обсуждался недолго, что, по мнению Н.В. Бржостовской, объяснялось тем, что большинство компетентных в архивных вопросах участников съезда входили в состав готовившей его комиссии[18]. Правда, в ходе обсуждения были выражены и другие точки зрения, выражавшие недоверие к правительственным мероприятиям по реорганизации архивов. М.О. Коялович выразил мнение, что лучше было бы отдать архивы в распоряжение ученых ведомств, так как чиновники плохо исполняют свои обязанности. В.И. Григорович предложил передать архивы земствам[19]. Но их высказывания не были поддержаны. Все, имевшие на практике дело с архивами, понимали, что надежную правовую и материальную базу для исторических архивов в России в состоянии обеспечить лишь государство.

Делегаты Второго Археологического съезда полностью одобрили представленный им проект архивной реформы, который обсуждался уже не как мысли и предложения одного автора, а как коллегиальное мнение членов комиссии. В числе других ходатайств от имени съезда доклад был представлен на рассмотрение правительства. Съезд просил правительство создать особую Временную комиссию об устройстве архивов. Первоначально это представление не имело последствий, но благодаря личным хлопотам и влиянию Н.В. Калачова как сенатора и видного чиновника Министерства юстиций, 3 февраля 1873 года при Министерстве народного просвещения была создана «Комиссия об устройстве архивов». В неё входили 28 представителей различных ведомств и ученых учреждений, в том числе известные в то время ученые и архивисты А.Ф. Бычков, А.Я. Гюббенет, Г.В. Есипов, К.К. Злобин, М.И. Семеновский и другие[20].

Деятельность Комиссии об устройстве архивов

Основным предметом суждений комиссии был вопрос о Главной архивной комиссии, как правительственном учреждении. По разработанному комиссией проекту «Положения» роль главной архивной комиссии представляется в следующем виде. Задачами комиссии являются: наблюдение за сохранением во всех архивах документов; составление правил и заключений по всем вопросам архивного дела; определение порядка разбора и уничтожения архивных материалов; распространение сведений о состоянии архивов и о хранящихся в них материалах. Комиссия имеет право: посылать своих членов для обследования архивов; давать указания о надлежащем устройстве архивов, требовать сохранения всех документов, признанных ею не подлежащими уничтожению, и воспрещать уничтожение материалов без её ведома; требовать отчетов о состоянии архивов по устанавливаемым ею нормам[21].

Страницы: 1 2 3 4 5

Смена политического курса
Наиболее влиятельными политическими фигурами в руководстве стали Маленков, Берия и Хрущев. Равновесие являлось крайне неустойчивым. Политика нового руководства в весенние дни 1953 г. была противоречивой, отражая противоречия в его составе. По требованию Жукова из заключения вернулась большая группа военных. Но продолжал существовать ГУ ...

Последние годы жизни
Следишь за его жизнью, и становится невыразимо жаль Жуковского, из-за какого-то постоянного сиротства и одиночества, охватывавшего его душу. Какой надо было обладать внутренней силой натуры, чтобы вынести все это, выстоять. Поистине он был поэтом божьей милостью. В 1823 году в Дерпте умерла во время родов М.А. Мойер (Маша Протасова), че ...

Новый этап в жизни поэта
Всегда он страстно желал оставить всякого рода служебные обязанности, освободиться от всего и отдаться музыке творчества, поэзии. Судя по всему, ему по душе был тихий сельский образ жизни, глубокое погружение в литературную работу вблизи природы, постоянный контакт с ней. Даже смолоду, после окончания Университетского пансиона, он просл ...