И день 14 декабря 1825 года настал.

Ещё до позднего зимнего рассвета 14 декабря 1825 года по Петербургу стали ходить слухи о каких-то необыкновенных событиях. Люди собирались толпами и горячо обменивались новостями. Говорили, что в самом центре столицы, на Сенатской площади, стоят сомкнутые строем солдаты и что хотят они свергнуть царя. Жители Петербурга, позабыв про дела, тотчас спешил на Сенатскую площадь, чтобы своими глазами увидеть происходящее. Этот морозный день вошёл в историю России, как дерзкая попытка покончить с царской властью.

В этот день, по словам Ленина, «Россия впервые видела революционное движение против царизма».

Полк построился в боевом порядке в форме каре около памятника Петру I. Каре (боевой четырехугольник) было проверенным и оправдавшим себя боевым построением, обеспечивающим как оборону, так и нападение на противника с четырёх сторон. Было 11 часов утра.

О беспорядках в городе и неповиновении войск было доложено генерал-губернатору Петербурга графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу. Он был героем войны 1812 года, отличился в Бородинской битве, имел немало высоких наград за другие сражения. За всю войну граф ни разу не был ранен и шутил по этому поводу: «На меня ещё пуля не вылита».

Узнав о том, что происходит на Сенатской площади, Милорадович, которого солдаты хорошо знали, любили и уважали, вызвался пойти уговорить мятежников мирно разойтись. Один из боевых товарищей стал объяснять ему, какому страшному риску он себя подвергает. Граф, однако, настоял на своем.

Отправляясь на Сенатскую площадь, Милорадович понимал, что, возможно, идет на верную смерть, но в своём решении остался непреклонным, а на все возражения ответил так: «Что это за генерал-губернатор, который не сумеет пролить свою кровь, когда кровь должна быть пролита». С этими словами он вскочил на лошадь и поскакал к мятежникам. Вскоре генерал Милорадович был смертельно ранен выстрелом из пистолета Петром Каховским. Истекающего кровью Милорадовича отнесли в ближайший дом. Придя в себя и поняв, что умирает, он нашел ещё в себе силы пошутить: «Ну, кажется, теперь я рассчитаюсь со всеми своими долгами». Он привык жить на широкую ногу, у многих занимал крупные суммы денег и всегда ходил в должниках.

Между тем диктатора всё не было. Трубецкой изменил восстанию. На площади складывалась обстановка, требовавшая решительных действий, а на них-то и не решался Трубецкой. Он сидел, терзаясь в канцелярии Генерального штаба, выходил, выглядывал из-за угла, много ли собралось войска на площади, прятался вновь. Рылеев искал его повсюду, но не мог найти. Кто же мог догадаться, что диктатор восстания сидит в царском Генеральном штабе? Члены тайного общества, избравшие Трубецкого диктатором и доверявшие ему, не могли понять причины его отсутствия, и думали, что его задерживают какие-то причины, важные для восстания. Хрупкая дворянская революционность Трубецкого легко надломилась, когда пришел час решительных действий.

На прилегавших к Сенату площадях и улицах собрались к этому времени огромные толпы народа. Людской поток, устремившийся к Сенатской площади затемно, с каждым часом все увеличивался. Крыши прилегавших к Сенатской площади домов были усеяны людьми.

Многие из собравшихся в тот день на Сенатской площади были явно на стороне декабристов и открыто это выражали. В Николая и его свиту, в действовавших по его приказу генералов и офицеров из толпы летели камни и поленья, люди вооружены были кольями и палками, некоторые ружьями и ножами. Но дворянские офицеры боялись активности народных масс, которые были на их стороне в день восстания 14 декабря, и не использовали их. Они боялись народа, боялись, что, соединившись с солдатами, «чернь» перехлестнёт через их головы и перейдёт к открытому восстанию и бунту.

Декабристы могли тем легче победить, что в первые часы восстания Николай растерялся и, не предвидя ничего для себя хорошего, распорядился даже заготовить экипажи, чтобы под прикрытием кавалергардов вывезти свою семью в Царское Село. «Самое удивительное в этой революции это то, ─ говорил он впоследствии своему двоюродному брату, герцогу Евгению Вюртембергскому, ─ что нас с тобою тогда не пристрелили».

Конечно, выход на центральную площадь Петербурга почти трёх тысяч солдат заставил Николая I и его окружение пережить немало волнений. Но, пока восставшие ничего не предпринимали, император и его генералы начали активно действовать. По приказу Николая I к Сенатской площади срочно стягивали войска. Сначала подоспели пехота и кавалерия, а затем появились и артиллеристы с пушками.

Страницы: 1 2

Крестьянское движение на Смоленщине после отмены крепостного прав. Ответ смоленских крестьян на реформу
После того, как смоленским крестьянам прочитали царский манифест и познакомили с «Положением 19 февраля 1861 года», они пришли в недоумение. Не такой воли они ждали. Крестьяне не поверили, что такое положение подписал их царь. Они думали, что Александр II хочет блага народу, а помещики и чиновники скрыли настоящий манифест. Крестьянские ...

Жалованная грамота дворянству 1785 г.
Дворяне желали консолидироваться, обособиться от остальных сословий. Идея “Дворянского Корпуса” как чего-то изолированного уже вполне созрела и проникла в сознание дворянских масс. “Чтобы корпусу дворянства права и преимущества самодержавной властью пожалованы были”, - требовали волокаменские дворяне. Корпуса дворянского, отдельного “от ...

Восточный вопрос.
Другая проблема, с которой столкнулась Россия в эти годы в области внешней политики, был так называемый восточный вопрос. Для России разрешение проблемы Черного моря и черноморских проливов было связано с обеспечением безопасности южных границ и с хозяйственным освоением юга страны. Царское правительство старалось укрепить свои позиции ...