С особой силой антиманьчжуризм получил выражение в дея­тельности другой группы оппозиционеров — китайских револю­ционеров, поставивших перед собой задачу свержения маньчжур­ской династии и установления в Китае республиканской формы правления, которая одна только, по мысли революционеров, была способна обеспечить достижение независимости, модернизации, создания сильного процветающего Китая, в котором основопо­лагающим был бы принцип равенства перед законом, а не этни­ческая исключительность.

Признанным лидером революционного движения являлся Сунь Ятсен (1866—1925). Уроженец, подобно Кан Ювэю, провинции Гуандун, он происходил из простой крестьянской семьи, не имев­шей отношения к конфуцианской учености и чиновничьей службе. В районе, откуда он был родом, были сильны традиции антимань­чжурской борьбы, связанные с деятельностью тайных обществ, и воспоминания о недавних событиях Тайпинского восстания, в ко­торых принимали участие некоторые члены клана Сунь.

Материальное положение семьи несколько улучшилось пос­ле того, как старший брат Суня эмигрировал на Гавайские ост­рова, где составил себе некоторое состояние, основав преуспе­вающую скотоводческую ферму.

Когда Ятсену исполнилось 12 лет, старший брат взял его к себе, решив дать ему образо­вание в одной из миссионерских школ на Гаваях.

В течение трех лет молодой Сунь посещал школу при английской миссии, где получил начальное образо­вание, овладел английским язы­ком, проникся глубоким инте­ресом к культуре и обществен­ным установлениям западных государств. Этот интерес был столь серьезен, что старший брат решил отправить его в Ки­тай, чтобы юноша не утратил связи с родной культурой. Однако пребывание в доме роди­телей было непродолжительным. Воспитанный в христианских воззрениях, Сунь Ятсен не мог принять религиозные верования предков, казавшиеся ему еретическими заблуждениями. Однажды, чтобы доказать односельчанам, что их боги ложны, он осы­пал ударами изваяние идола в деревенской кумирне. Отношения с соседями и родней были испорчены. Молодой человек продол­жил образование в одной из миссионерских школ в Гуандуне, а затем поступил в медицинский институт в Гонконге, который окончил в 1892 г.

Годы учебы в медицинском институте явились не только вре­менем профессионального становления Сунь Ятсена как будуще­го врача, но и были посвящены дискуссиям с друзьями о причи­нах утраты Китаем былого величия и о путях его возвращения. Молодые люди, входившие в кружок, членом которого был Сунь, интересовались как древней, так и современной историей Ки­тая, в первую очередь событиями Тайпинского восстания и осо­бенно антиманьчжурскими устремлениями восставших. Уже к это­му времени начинает формироваться убеждение, что условием возрождения Китая не может не быть свержение господства мань­чжуров над китайским народом.

Тем не менее в этот период, подобно сторонникам реформ, Сунь не оставлял надежды на то, что правящая династия еще способна пойти на осуществление более глубоких реформ, чем те, которые проводились в период «самоусиления». В этом духе Сунь Ятсен написал меморандум «Представление Ли Хунчжану» (1893), адресованный очень влиятельному цинскому сановнику и содержавший план осуществления реформ. Первой важнейшей темой этого документа было требование шире использовать на государственной службе патриотически настроенных сановников, происходивших из ханьцев, имевших глубокие представления о западном обществе. Второй важнейшей темой был призыв ока­зать всемерную поддержку национальному предпринимательству, без которого решение проблемы восстановления величия Китая невозможно. При этом Сунь Ятсен не упоминал о необходимости каких-либо политических преобразований.

Сунь Ятсен рассчитывал лично вручить меморандум Ли Хунч-жану, отправившись с этой целью в поездку на север Китая. Пу­тешествие обогатило его впечатлениями о жизни собственной страны, убедило в неотложности преобразований. Однако встре­титься с Ли Хунчжаном, в связи с событиями японо-китайской войны, ему не удалось.

Горечь, вызванная ощущением ненужности правительству спо­собных и искренних патриотов, была усилена поражениями, ко­торые Китай терпел в ходе разгоревшейся войны. Разочарование в политике императорского правительства, таким образом, пе­реросло в убеждение, что непременным условием восстановле­ния суверенитета Китая и его возрождения является свержение правящей династии. Однако в отличие от тайпинов и членов тай­ных обществ Сунь Ятсен предполагал прийти не к восстановле­нию на престоле очередной династии, а к созданию республикан­ского государства. Это была новая форма проявления китайского национализма, основанная на убеждении, что условием восста­новления независимости и успешного продвижения по пути мо­дернизации должны быть глубокие политические преобразова­ния, к которым можно прийти лишь в результате революцион­ного свержения деспотических порядков.

Оставив надежду убедить высших маньчжурских сановников в необходимости продолжения реформ, отказавшись от карьеры врача, которая могла обеспечить спокойную и благополучную жизнь, в конце 1894 г. Сунь Ятсен отправился на Гавайи. Здесь он создал первую в истории Китая революционную организацию — «Союз возрождения Китая» («Синчжунхуэй»). Цели этой органи­зации выражены в клятве, которую произносили вступившие в союз: « .изгнать маньчжуров, восстановить государственный пре­стиж Китая, учредить демократическое правительство».

Страницы: 1 2

Международная обстановка накануне второй мировой войны.
Развитие Советского Союза в предвоенные годы происходило в сложной международной обстановке. Наличие очагов напряженности в Европе и на Дальнем Востоке, тайная подготовка стран капиталистического мира к второй мировой войне, приход к власти в Германии партии фашистского толка ясно свидетельствовали о том, что международная ситуация акти ...

РГБ в XX-XXI вв.  Музей, библиотека после 1917 г.
К началу 1920-х гг. Библиотека Московского публичного и Румянцевского музеев, Императорского Московского и Румянцевского музея (с 1917 г. - Государственного Румянцевского музея (ГРМ) была уже сложившимся культурным, научным центром. Василий Дмитриевич Голицын продолжал до марта 1921 г. оставаться директором ГРМ. С марта 1921-г. до октяб ...

Образ н. М. Ядринцева в общественном мнении второй половины XIX – начала XX века. Автообраз Н. М. Ядринцева как модель поведения пореформенного интеллигента
Гипотеза параграфа состоит в том, что подобно многим интеллигентам второй половины XIX в., Ядринцев выстраивал свою биографию как жизненный сценарий литературного героя, а затем его реализовывал. Основание данной гипотезы я подкрепляю выводом М. Могильнер о том, что "конкретные литературные произведения, созданные радикально настро ...