Для начала хотелось бы охарактеризовать положение архивов в середине-второй половине XIX века.

В результате реформ 1860-х годов произошло упразднение ряда дореформенных учреждений, вместо которых создавались новые. Стала производиться массовая сдача и приёмка архивами делопроизводственных материалов упраздняемых и преобразовываемых учреждений: началась организация архивов новых учреждений. Реорганизовывались также существующие и образовывались новые исторические архивы. Так, основанный в 1834 году Государственный архив был объединен с Петербургским главным архивом Министерства иностранных дел[2]. Оживление наступило и в провинциальных архивах: архивы губернских правлений, казначейств, казенных палат и других учреждений стали заполняться делами упраздненных органов. Порой поступления документальных материалов были так велики, что удваивали, а то и утраивали фонды архивов. Переполнение архивов вело к усилению работы по уничтожению документов. Формально разбор и уничтожение документов должны были производиться особыми комиссиями, однако на деле этого не происходило. Дело в том, что по «Учреждению губернских правлений» 1845 года в разборочные комиссии должны были входить губернские стряпчие или товарищи губернских прокуроров, обязанные вообще наблюдать за производством дел. Когда же, с введением судебной реформы, эти должности были упразднены, состав комиссий должен был измениться. Но так как правительство вплоть до 1892 года не устанавливало нового состава, то во многих губерниях стали действовать комиссии в неполном составе. В некоторых местах уничтожение документов производилось и вовсе без комиссий.

Кроме непосредственного уничтожения дел самими архивами в порядке их разборки, немалое количество дел погибло в 60-70-х годах также и в результате тех перевозок и перебросок документальных материалов, которые производились в эти годы в широком масштабе. В примечаниях к своему докладу «Архивы», прочитанному на Первом Археологическом съезде Н.В. Калачов сообщает, что когда Московское отделение Генерального штаба, помещавшееся в кремлёвском здании, должно было в 1865 году его очистить и предоставить в распоряжение новых судебных установлений, то «перевозка документов в Лефортовский дворец была до такой степени небрежной, что многие из них в это время утратились совершенно, многие испорчены так, что не могли быть годны к употреблению, многие же проданы, как излишние, без всякого предварительного просмотра»[3]. О провинциальных архивах Калачов говорил, что «в провинции архивы гибнут, можно сказать, ежечасно и от небрежности их хранения и от умышленного их истребления, то вследствие непонимания их важности, то по другим еще менее похвальным причинам»[4].

Таким образом, по мнению И.Л.Маяковского, угрожающие размеры, которых достигли уничтожение и гибель дел, в острой форме ставили вопрос о реорганизации архивного дела в России[5]. Этот вопрос был затронут и на заседаниях Археологических съездов.

Социальная структура и управление
Сведения о социальной структуре Киевской Руси содержатся в договорах с Византией, заключенных князьями Олегом и Игорем. В них древнерусское общество представлено следующим образом: · киевский князь; · светлые и великие князья; · великие бояре; · люди русские. Таким образом, высший слой общества на Руси составляли князья и бояре. ...

Решение Гитлера
Но случилось так, что фельдмаршал Кейтель отдал приказ о запрещении Власову какой бы то ни было политической деятельности, вследствие его «наглых» высказываний во время поездки в группу армий «Север». О выступлении Власова у фельдмаршала Буша стало известно Гиммлеру. Гиммлер на одном из узких совещаний высших начальников германской арм ...

Цена гражданской войны.
Гражданская война явилась страшным бедствием для России. Она привела к дальнейшему ухудшению экономической ситуации в стране, к полной хозяйственной разрухе. Безудержным грабежом интервенты и белогвардейцы совершенно разорили крестьянство. Только в Иркутской губернии они уничтожили и захватили во время карательных операций 250 тысяч пу ...